Приветствуем вас в клубе любителей качественной серьезной литературы. Мы собираем информацию по Нобелевским лауреатам, обсуждаем достойных писателей, следим за новинками, пишем рецензии и отзывы.

Кадзуо Исигуро, память и Япония [Nippon.Com, 10.07.2015]

Относится к лауреату: 

По мере взросления образ Японии в сознании Кадзуо Исигуро формировался на основе «очень отрывочных, но и очень ярких воспоминаний» его раннего детства. Кадзуо родился в Нагасаки в 1954 году. Когда ему было пять лет, его отец, работавший на британское правительство, получил назначение в Гилдфорд в Англии. Кадзуо смог вернуться в Японию лишь в 1989 году, когда его третий роман, «Остаток дня», получил Букеровскую премию.

А. Шешкен. «Незыблемый в своем вечном сиянии». К 125-летнему юбилею Иво Андрича [Горький.Медиа, 09.10.2017]

Относится к лауреату: 

Иво Андрич — самый балканский из всех писателей стран Балканского полуострова. Его трудно отнести к какой-то одной национальной литературе региона, он принадлежит одновременно трем литературам: сербской, боснийской и хорватской. Рожденный и выросший в Боснии, недалеко от города Травника, Иво Андрич был частью ее противоречивого и сложного мира, одновременно загадочного и притягательного. Сказать, что у Андрича была необычная судьба, — это не сказать ничего. Не каждый будущий литератор стоял рядом с человеком, выстрел которого послужил началом Первой мировой войны.

Кадзуо Исигуро. Интервью после объявления о присуждении Нобелевской премии [NobelPrize.Org, 05.10.2017]

Относится к лауреату: 

- Здравствуйте, мистер Смит, как вы поживаете?

- Очень хорошо. Большое спасибо вам за звонок, это очень приятно. Мои поздравления в связи с присуждением вам Нобелевской премии.

- Да, спасибо. Мне жаль, что вам пришлось прождать у телефона. Боюсь, у нас творится полный хаос. Неожиданно… появилось много прессы, и они выстроились в очередь вдоль дороги.

- Могу представить. Так что ваш день, должно быть, изменился самым неожиданным образом. Как вы узнали новость?

- Ну, я сидел на кухне и писал электронное письмо другу, и зазвонил телефон. И так все началось, хотя полной определенности еще не было. Люди в окружении моих литературных агентов смотрели объявление в прямом эфире. Не думаю, что они ожидали его, они просто ждали, кого объявят лауреатом в этом году. И так я начал получать звонки, и каждый раз все хотели узнать, было ли это мистификацией или ложной новостью, или чем там еще это было. А затем стало появляться больше определенности. Когда позвонили из BBC, я начал относиться к этому серьезно. И с тех пор моя серьезность не пропадала. Это немного похоже на историю с «Марией Целестой» - все в точности так, как было около 11 часов или вроде того, прежде чем все началось. И затем пришло столпотворение. Теперь люди собрались в очередь на улице, чтобы взять у меня интервью.

М. Варгас Льоса. «Пишите до изнеможения». Интервью [ГодЛитературы.Ру, 09.10.2017]

Относится к лауреату: 
Вашу прозу часто называют «магическим реализмом» — как и творчество Габриэля Маркеса, Хорхе Луи Борхеса и Хулио Кортасара. Это приемлемая для вас формула?
 
Марио Варгас Льоса: Я думаю, что мою прозу можно назвать «магическим реализмом», хотя это несколько сбивает с толку. Критики интерпретируют эту формулу по-разному. Обычно применяют к таким писателям, как Гарсиа Маркесили Хулио Кортасар, которые соединяют в своем творчестве реализм и фэнтези. Мои романы — это все-таки «реализм», потому что все, что происходит в моих рассказах, может произойти и в реальной жизни.Разумеется, термин «реализм» следует понимать в самом широком смысле, относить к нему не только то, что может случиться, но и то, о чем думают и мечтают.

Страницы

Подписка на noblit.ru RSS