Приветствуем вас в клубе любителей качественной серьезной литературы. Мы собираем информацию по Нобелевским лауреатам, обсуждаем достойных писателей, следим за новинками, пишем рецензии и отзывы.

Редакторская колонка

Боль взросления. Томас Вулф. Взгляни на дом свой, ангел

Анонс материала редакторской колонки

Огромный эпический роман "Взгляни на дом свой, ангел" Томас Вулф написал, когда ему еще не было и тридцати. Считается, что рукопись, которую молодой Вулф принес в редакцию, была очень разрозненной и лишь благодаря выдающемуся редактору ее удалось привести в надлежащий вид. В итоге все запомнили талант Вулфа, а вот работу редактора и издателя Перкинса упоминают мало. Вулф стал знаменит, у него появились деньги, но жизнь он прожил недолгую, а с Перкинсом в конце концов рассорился. Как это часто бывает с самородками, Вулф отказался считаться с мнениями других, даже более опытных людей.

История скрипки. Жауме Кабре. Я исповедуюсь

Анонс материала редакторской колонки

Жауме Кабре сейчас, наверное, самый известный в мире каталонский писатель. На языке, насчитывающем всего одиннадцать миллионов носителей, он сумел создать произведение, разошедшееся более чем миллионным тиражом. Во времена Франко, на которые пришла юность Кабре, судьба языка была непростой. Фактически он был просто запрещен — профессора изгонялись из университетов, книги уничтожались, и даже каталонские танцы были под запретом. Тем не менее в зрелые года Кабре делает выбор именно в пользу каталанского языка

Муки самолюбия. Ф. Стендаль. Красное и черное

Анонс материала редакторской колонки

В классическом романе «Красное и черное» Стендаль рассказывает историю провинциального молодого человека Жюльена де Сореля, сына плотника. Семья Сорелей живет в вымышленном городке Верьер, столицей этой провинции является Безансон. Жюльен совершенно безвестный и даже, с точки зрения отца, бездарный юноша, который не способен овладеть плотницким ремеслом. Братья да и отец поколачивают его и откровенно презирают за любовь к книгам. А здесь Жюльену есть чем похвастаться. Он, например, наизусть выучил Новый завет. 

Кабальеро с характером. Марио Варгас Льоса. Скромный герой

Анонс материала редакторской колонки

Всемирно известный перуанский писатель, лауреат Нобелевской премии Марио Варгас Льоса хорошо известен в России. Практически все его крупные книги выходили по-русски. Не стала исключением и последняя книга «Скромный герой», появившаяся в России три года спустя после выхода в Латинской Америке и Европе. Хотя Варгас Льоса и является одним из творцов «латиноамериканского бума», его творчество трудно уместить в рамки «магического реализма». Чудес, нарушающих привычные законы мироздания, у него не происходит. В первой книге «Город и псы» его видение жизни было жестко реалистическим. Позже к нему стали примешиваться мелодраматические оттенки, особенно когда речь шла об автобиографических деталях.

Поэзия после Тяньаньмэнь. Шэн Кеи. Смертельная фуга. (Sheng Keyi. Death Fugue)

Анонс материала редакторской колонки

Шэн Кэи – известная современная китайская писательница, родившаяся в 1973 году. Признание ей принесла книга «Сестрички с севера», в которой она рассказала о трудностях жизни трудовых мигранток, массово прибывающих в Шэнчжэнь из северных провинций. «Сестричка с севера» издавались и по-русски, и по-английски, книга вошла в шорт-лист азиатского «Букера». Второе по известности произведение – это «Смертельная фуга», которая переводилась на английский, но не выходила в России. В этом романе Шэн Кэи по-прежнему верна горькому сатирическому стилю, избранному в первой книге.

Научно о Японии. Александр Бух. Япония: национальная идентичность и внешняя политика

Анонс материала редакторской колонки

Эта книга выросла из докторской диссертации автора, защищенной им в Лондонской школе экономики. Автор много лет занимался вопросом взаимоотношений России и Японии, изучил громадное количество источников, как японо- так и англоязычных, сам посетил Японию, где взял ряд интервью, и в итоге написал эту книгу. Основная концепция, которой он придерживается, состоит в том, что Россия всегда представляла собой «Другое» для Японии, и именно описание эволюции связки «Я/Другой» в идентичности Японии, по сути, и составляет предмет этой работы. 

Капитализм по-польски. Владислав Реймонт. Земля обетованная

Анонс материала редакторской колонки

Масштабный и объемный роман «Земля обетованная» польский писатель Владислав Реймонт закончил к 30 годам. До этого он уже опубликовал один роман и ряд рассказов. «Земля обетованная» дает широкий срез народившегося капиталистического общества города Лодзь, центра текстильной промышленности Польши середины и конца 19-го века. Главные герои этой книги так или иначе связаны с производством ткани. 

Беседа с мертвецом. Май Цзя. Заговор

Анонс материала редакторской колонки

В Китае Май Цзя культовый автор, причем широкая популярность у обычных читателей вовсе не означает, что его творчество обладает качествами коммерческой литературы и ориентировано на массовый рынок. Наоборот, Май Цзя был удостоен высшей литературной награды страны, присуждаемой за серьезные произведения, — премии Мао Дуня. Получил он ее как раз за роман «Заговор». Популярность этой книги была столь велика, что вскоре последовала многосерийная экранизация.

Придумай мне мир. Егор Радов. Змеесос

Анонс материала редакторской колонки

Мы уже писали о потрясающей книге Егора Радов «Якутия», а теперь хотим рассказать о первом романе писателя «Змеесос». «Змеесос» и «Якутия» очень похожи. Здесь тоже происходят фантастические события, быстро меняются декорации, появляются и исчезают наркоманы, только действуют не обычные люди, а божественные сущности, которые без конца перерождаются. «Змеесос» - это хроника земной жизни сына двух богов, который обозревает человеческую жизнь в ее самых радикальных проявлениях и в итоге не находит ее заслуживающей внимания.

Путешествия в голове. Орхан Памук. Мои странные мысли

Анонс материала редакторской колонки

Всемирно известный турецкий писатель, лауреат Нобелевской премии, Орхан Памук шесть лет работал над новой книгой «Мои странные мысли». По собственному признанию, ему было интересно написать роман от лица простого жителя Стамбула — не обеспеченного представителя среднего класса, а человека, вынужденного каждый день зарабатывать себе на жизнь уличной торговлей. Только так, считает Памук, можно по-настоящему понять, чем живет простой человек.