Автор Тема: К вопросу о нобелевских лауреатах  (Прочитано 98958 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн SiR

  • Петер Энглунд
  • *****
  • Сообщений: 582
  • Рейтинг: 44
  • Редактор сайта NobLit.Ru
    • Просмотр профиля
    • Лауреаты Нобелевской премии в области литературы
Re: К вопросу о нобелевских лауреатах
« Ответ #105 : 05.11.2006, 12:41:18 »
Введение подобного вопросника — вот в чем нонсенс. Ибо не все всеми интересуются.
Да, и поэтому его скорее всего не будет. И вообще эта идея раздела для профессионалов одна из тех, которая разваливается только родившись. Посему этого раздела, может быть, и вообще не будет. 
Какую можно вести дискуссию, если одного участника удивляет, что другой прочитал 26 из 103 лауреатов, т.е. одну четверть?! И это называется редким примером начитанности! (c) bibliographer

Оффлайн Денис

  • Номинатор
  • ***
  • Сообщений: 175
  • Рейтинг: 6
    • Просмотр профиля
Re: К вопросу о нобелевских лауреатах
« Ответ #106 : 08.11.2006, 11:04:43 »
Встретил тут интервью Отара Иоселиани в Независимой газете (цитирую):
"Помню, как-то мы сидели в гостинице: я, председатель Госкино Ермаш и ваши собратья критики. Было это в Турине… Они все сидели у меня в номере, потому что очень любили на халяву жить…И вдруг мне звонит итальянский переводчик и друг Иосифа Бродского и говорит, что Иосиф получил Нобелевскую премию. Я вернулся в комнату, где сидели критики, и сказал: «Встаньте, пожалуйста, все». Они решили, что я сейчас произнесу какой-то традиционный грузинский тост, и встали. Я продолжил: «Сегодня стало известно, что Иосиф Бродский стал лауреатом Нобелевской премии».
Все помрачнели. Им стало очень неприятно, что они стоят, да еще держат бокалы в честь человека, которому они завидовали и которого не любили. Я говорю: «Выпейте, пожалуйста, то, что налито в ваши бокалы, потому что мы все сгинем, а Иосиф уже остался». С большим трудом они выпили. Мрачные, бурчат под нос: «Почему? Кто он такой?!» Я ответил: «Кто он такой?» И прочел стихотворение, чтобы стало ясно – кто такой Иосиф! Вот такая вещь… "

Оффлайн Денис

  • Номинатор
  • ***
  • Сообщений: 175
  • Рейтинг: 6
    • Просмотр профиля
Re: К вопросу о нобелевских лауреатах
« Ответ #107 : 20.02.2007, 16:04:03 »
ЦРУ подкупило Нобелевский комитет - в пику Москве

В 1958 году Борис Пастернак стал лауреатом Нобелевской премии - по мнению Толстого - это была тщательно спланированная операция ЦРУ.



НОБЕЛЕВСКАЯ   ТОРПЕДА

Сенсационный доклад историка и сотрудника радио «Свобода» Ивана Толстого в Москве, в библиотеке Иностранной литературы, внес серьезные коррективы в наши представления о том, как в 1958 году Борис Пастернак стал лауреатом Нобелевской премии. По мнению Толстого - это была тщательно спланированная операция ЦРУ.

«Шла холодная война (говорит Толстой), и американцам было важно показать, - особенно в Европе, где коммунистические настроения были крайне сильны, что ХХ съезд партии остался голословным, что Сталин разоблачен только на бумаге. В действительности же цензура лютует, свободы нет, и творческий человек не может сказать, то, что думает».

Доказательством этого и стала операция ЦРУ.

Тут надо взять паузу.

Нобелевский комитет давно присматривался к фигуре Бориса Пастернака и его гениальному творчеству. Первые попытки обсудить кандидатуру Пастернака предпринимались сразу после окончания второй мировой войны. Четыре года подряд - с 1946 по 1950 - кандидатура поэта ежегодно попадала в финальный список претендентов, но все-таки не получала перевеса, и в зенит славы проходили другие имена. Не хватало той последней капли, которая бы переполнила чашу. Такой каплей и стал роман «Доктор Живаго».

В наивной уверенности гения, считая, что его лирический роман  не способен принести вред стране, Борис Пастернак одновременно представил свой роман в книжное издательство, в журнал и параллельно послал один экземпляр текста итальянскому издателю Фельтринелли.

«Я передал экземпляр итальянскому коммунистическому издательству и ждал выхода цензурированного издания в Москве. - Писал Пастернак в своем письме в президиум Союза советских писателей, - Я согласен был выправить все неприемлемые места...»

Узнав о том, что какой-то Пастернак передал на запад свой антисоветский роман, тогдашний хозяин страны Никита Хрущев впал в патологическую ярость и дал команду развернуть бешеную травлю поэта в прессе. Именно тогда в ЦРУ (утверждает Толстой) стало понятно, какой шанс дает травля Пастернака в холодной войне и какой бомбой станет вручение Нобелевской премии антисоветскому гению.

Ситуация складывалась самым благоприятным образом. Давний поклонник Пастернака нобелевский лауреат Альбер Камю, пользуясь своим правом лауреата, вышел с предложением дать, наконец, премию Пастернаку. Комитет ответил - мы готовы, но нет русского издания. Согласно регламенту премия Нобеля вручается только после публикации произведения на языке оригинала.

Оставалось дело за малым,  - издать роман Пастернака.

Раз это невозможно в Москве, издать где угодно.

Но коммунист Фельтринелли медлил, он не хотел осложнений с КПСС и не выпускал рукопись из сейфа.

Тут мы попадаем в полосу неясного, Толстой утверждает, что текст романа был якобы украден агентами ЦРУ из чемодана некого европейского авиапассажира, за пару часов скопирован и возвращен незаметно владельцу. Но в небесах каждый день летает миллион чемоданов, как узнать тот единственный, в котором лежит бесценная рукопись? Ладно, пропустим эту неясность, подождем выхода в свет трехтомника господина Толстого, героем которого станет жизнь и политическая борьба русской эмиграции.

Короче, скопировав рукопись, скрывая свое участие, ЦРУ, заметая следы, частями печатает роман Пастернака на русском языке, в разных типографиях, затем собирает книжку, выкручивает руки издателю Фельтринелли, который дает для прикрытия акции свое имя, и в августе 1958 года экземпляр ложится на стол Нобелевского комитета.

Формальности соблюдены, и вскоре 22 октября Шведский комитет объявляет имя очередного лауреата, им становится Борис Пастернак: «за выдающиеся заслуги в современной лирической поэзии и в области великой русской прозы». Пастернак отвечает телеграммой: «Благодарен, рад, горд, смущен», а уже через неделю в отчаянии, посылает новую: «в силу того значения, которое получила присужденная мне награда в обществе, к которому я принадлежу, я должен от нее отказаться, не примите за оскорбление мой добровольный отказ».

Одним словом, заложником и жертвой операции ЦРУ стал великий поэт.  Да великой жертвой, но все-таки жертвой.

Озирая сегодня итоги холодной войны, руины советской империи в лучах холодного солнца, я согласен с господином Толстым, да, львиная доля успеха в этой победе принадлежит книгам. Достаточно вспомнить хотя бы «Котлован» Андрея Платонова. Последней же торпедой стала документальная эпопея  Солженицына «Архипелаг Гулаг».

Так в  итоге и оказалось, что в сфере культуры, весь ХХ век мы воевали сами с собой.

Обозреватель РИА-Новости Анатолий Королев

РИА Новости специально для SNGnews.ru

 

Яндекс.Метрика