Автор Тема: 2008 Жан-Мари Леклезио - Пустыня  (Прочитано 10542 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн SiR

  • Петер Энглунд
  • *****
  • Сообщений: 566
  • Рейтинг: 43
  • Редактор сайта NobLit.Ru
    • Просмотр профиля
    • Лауреаты Нобелевской премии в области литературы
Роман «Пустыня» написан Леклезио в сорокалетнем возрасте, когда у него уже был богатый опыт жизни в Тайланде, Мексике и Панаме. К сожалению, почти ничего или очень мало от этого опыта можно почувствовать в «Пустыне», романе о жителях современной Африки. В сущности, даже «романом о жителях современной Африки» его трудно назвать, потому что единственное, что интересует Леклезио – это некий эпический образ такого жителя, который в его романе не только не имеет реалистической основы под собой, но и дается в совершенно поверхностной, сплошь романтической манере изображения. Прежде всего, у романа нет сюжета. Половину его можно узнать, прочитав аннотацию, в которой сообщается о девушке, попавшей в Европу, ставшей там знаменитостью, но решившей вернуться в родную пустыню. Вторая половина повествует о полумифическом племени Синих Воинов, кочующих по пустыне и воюющих с «христианскими воинами», т.е. французами, возобновшими военные действия на севере Африки в начале XX в. Место сюжета и персонажей у Леклезио занимают бесконечные описания пустыни, песка, грязной Франции, городского шума, моря и, разумеется, чистых и естественных чувств девушки Лаллы. Конечно, язык не повернется назвать совсем безыскусными эти страницы о том, как тяжело передвигаться людям по пустыне, или о том, как девушка Лалла хорошо знает родную местность. Но потрясает не безыскусность, а совершенная бесплодность этого варева из банальных слов, с которыми Леклезио как раз прекрасно обращается. Если пустыня, то бескрайняя. Если глаза, то блестят «странным блеском». Если горные вершины, то, безусловно, неприступные. И, разумеется, не обошлось без классического мудрого и старого шейха, который «не смыкал глаз уже много месяцев подряд» и взгляд которого «неподвижен и устремлен вдаль». Книги типа «Пустыни» предлагают интересную загадку. Они предлагают придумать довод, которым можно было бы оправдать их затянутость, наивность и отсутствие того, что назвают «смысловой нагрузкой». Жаждущим смысла «Пустыню» будет просто сложно читать, пробираясь через изгороди из штампованных эпитетов. Леклезио не интересуют возможности языка в описании местности или обычаев, своим романом он просто заклинает банальность представлений западного человека об остальном мире. Более того, с точки зрения «познавательности» роман тоже ничего не дает. В нем нет почти ничего, что мы так или иначе не знали бы о «традиционном укладе» через посредство популярных передач и энциклопедий. Понятно, что в действительности мы не знаем об этом укладе ничего. Но удивительно, что Леклезио, будучи признанным специалистом в этой области и человеком, знающим языки этих народов, вместо того, чтобы создавать потрясающие воображение картины альтернативной жизни на нашей загибающейся планете, пробавляется дешевыми идеалистическими открытками на эту тему. И ведь насколько сильнее писал об аборигенах Африки Джозеф Конрад! И насколько сильнее о песке – Кобо Абэ! Леклезио провалился на уровне метода. Как восхваление естественной жизни, так и критика глобалистической Европы выглядят слишком не убедительно на материале примитивной сказки, которую Леклезио подсунул вместо реального освоения этих тем. Хочется верить, что «Праздник заклятий» в этом отношении будет много сильнее.
Какую можно вести дискуссию, если одного участника удивляет, что другой прочитал 26 из 103 лауреатов, т.е. одну четверть?! И это называется редким примером начитанности! (c) bibliographer

алик_вит

  • Гость
Re: 2008 Жан-Мари Леклезио - Пустыня
« Ответ #1 : 02.08.2010, 16:09:00 »
Праздник заклятий, к сожалению, сильнее не оказывается. Пустыня хотя бы цельное художественное произведение, а Праздник - всего лишь сборник написанных по случаю текстов, так или иначе связанных с мезоамериканской цивилизацией. Откровенно вторичное произведение даже в контексте творчества самого писателя. Почему именно оно было выбрано для перевода - совершенно непонятно. Совершенно искусственное объединение предисловий к каталогам выставок, рецензий на книг, путевых заметок и псевдонаучных исследований. Центральное место в сборнике занимает огромный очерк Небеса завоевывают Мичоакан - который читается примерно также, как читался бы американским читателем фрагмент Повести временных лет за вторую половину 12 - начало 13 вв.: постоянные междоусобицы, странные имена, дети и племянники правителей появляющихся ниоткуда и исчезающих в никуда. Добравшись до середины, уже ждешь, когда же придут испанцы и наведут порядок. Может быть на французском все это имеет какой-то смысл в языке, но русский перевод почувствовать этого совершенно не дает. Впрочем, как и все остальные переводы Леклезио - а с учетом того, что под Пустыней стоит подпись не кого-нибудь, а Юлианы Яхниной - начинаешь думать, что дело тут не в переводе. В Пустыне любопытно еще и то, что несмотря на всю жуткую сентиментальность сюжета, он, судя по всему, для Леклезио важен именно на уровне этого сентиментального сюжета - т.к. полтора десятилетия спустя писатель снова к нему вернулся и фактически наново переписал именно этот сюжет, отбросив эпически-легендарную часть, в Золотой рыбке - романы похожи как две капли воды. Единственное исключение - как раз в отсутствии второй линии. «Золотая рыбка» - пересказ в более мажорном тоне и с меньшим символическим педалированием «Пустыни», - это явно. В том и другом конфликт цивилизаций изображается как конфликт пейзажей, но это ничего нам не дает, т.к. цивилизации не равны пейзажам, а то, что делает эту цивилизацию этой, Леклезио, как раз и не интересует совершенно, кажется, он увлечен экзотическими делами Магриба или Сахары только потому, что такое увлечение позволяет ему оставаться на поверхности этих Магриба и Сахары и не погружаться в их глубину, где, как он знает, та же серость и холодность, что и в глубине этой цивилизации, и вот эту то серость и эту то холодность он и не хочет видеть. Его героини скользят по поверхности западной цивилизации, используют ее в своих целях, когда им это надо, не стараются понять ее и даже не хотят понять, при этом в итоге возвращаясь к своим родным пескам. По-моему, это как раз то, о чем так много и часто писал Найпол, но уж не в этом идиллическом тоне явно.
« Последнее редактирование: 02.08.2010, 22:14:10 от алик_вит »

Оффлайн Diskaveri

  • Читатель
  • *
  • Сообщений: 4
  • Рейтинг: 0
    • Просмотр профиля
Re: 2008 Жан-Мари Леклезио - Пустыня
« Ответ #2 : 16.08.2010, 18:12:00 »
Из всего написанного Леклезио мне понравилась только биография Диего Ривера и Фриды Кало. Кажется он первым написал о них крупную книгу, а люди они и впрямь были незаурядными.

 

Яндекс.Метрика