Автор Тема: 2003 Джон Максвелл Кутзее - Медленный человек  (Прочитано 3960 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн sibkron

  • Секретарь
  • *****
  • Сообщений: 1204
  • Рейтинг: 56
    • Просмотр профиля
    • Мой литературный блог
Если в ранних работах Кутзее можно обнаружить атмосферу Кафки и/или Достоевского, описанную очень беккетовским стилем, то в "Медленном человеке" уже как будто больший крен в сторону американского метаромана.

Пол Реймент в результате аварии теряет ногу (Вот, кстати, одно единственное допущение, которое с реалистической точки зрения у меня вызывает вопрос. Если вспомнить "Смерть господина Лазареску" Пую, где врачи играли в пинг-понг человеком из-за того что он не в состоянии был подписать согласие на медицинское вмешательство, да и наши врачи без таких бумажек не всегда будут что-то делать, то ампутация ноги выглядит несколько неправдоподобно, но не будем делать на этом большого акцента, всё-таки произведение художественное и данное действие носит скорее символический, абстрактный характер.). И именно это становится поводом к переоценке жизненных ценностей и установок. Когда приходит медсестра-хорватка ухаживать за ним, герой понимает что он мог быть иметь в жизни, но не имел: детей, семью. Добавляет остроты появление в сюжете Элизабет Костелло, героини предыдущего романа Кутзее. И вот здесь начинается самое интересное. Элизабет Костелло, отчасти альтер-эго самого Кутзее, пишет роман о Поле Рейменте, причем знает обо всех его чувствах, знает ход предшествующих и предстоящих событий. Произведение становится этаким метапроизаическом этюдом о литературном творчестве. Автор не только описывает события и героев, но и принимает сам в них участие, влияя непосредственно на ход сюжета.

Отдельно хотелось бы отметить тему эроса и танатоса, написанную несколько мрачновато, по-беккетовски, кочующую у автора из романа в роман. Помнится, в произведении "В ожидании варваров" судья испытывал непреодолимую тягу к слепой девушке из коренного населения с увечными ногами. Здесь опять всплывает темы слепоты и увечий. Пол Реймент приметил невидящую женщину, а Элизабет Костелло организовала встречу. Причем Рейменту также завязали глаза. Словно неустаревающий миф об Амуре и Психее возрождается вновь и вновь как Феникс в словесной паутине Кутзее. Слепота героинь - это слепота девушки из мифа, которая не видит чудовища, будь то стареющий Реймент с ампутированной ногой или судья, с отчасти искалеченной душой, до знакомства с девушкой, предпочитающий не превращаться в красивого юношу.

И как не изжить варвара у судьи, так же не излечить "ампутированной души" (как заметил коллега по литклубу) у Пола Реймента, и герой обречен на одиночество.
«Pour moi, les grands livres ont une ambition philosophique» Jean-Yves Tadié

 

Яндекс.Метрика