Приветствуем вас в клубе любителей качественной серьезной литературы. Мы собираем информацию по Нобелевским лауреатам, обсуждаем достойных писателей, следим за новинками, пишем рецензии и отзывы.

Ж. Сарамаго. Почему я поддерживаю антиглобалистов [«Россия в глобальной политике», №1, 2003]

PDFPDF

Параметры статьи

Относится к лауреату: 

На вопрос, почему я выступаю на стороне антиглобалистских движений, можно дать простой и ясный ответ: потому что мне не нравится тот международный порядок, который ускоренными темпами формируется на нашей планете. Хотя наука и технологии достигли небывалого уровня развития, позволяющего решать многие неразрешимые в прошлом проблемы, сегодня в мире больше несчастья, чем когда бы то ни было. А тем временем лидеры погрязли в политических играх и делают вид, что всё в порядке, национальные правительства окончательно превратились в заурядных комиссаров реальной экономической власти.

К сожалению, я не вижу новых политических идей, способных изменить жизнь человечества к лучшему. Пока только, как сорная трава, прорастают идеи фундаментализма. А что касается религиозного фанатизма, то даже представить себе страшно, куда он может нас завести.

Антиглобалисты хотя бы ставят те вопросы, ответить на которые должна цивилизация, если она хочет выжить и нормально развиваться. Мир переживает сейчас феномен экономической глобализации. Много спорят о том, что это такое. На мой взгляд, это новая форма тоталитаризма. Сегодня модно говорить о демократии, многие действия, в том числе и силовые, оправдывают необходимостью защитить ее или обеспечить торжество демократических идеалов, но демократии-то, как таковой, нет. Нельзя же всерьез говорить о демократии, когда реальная власть находится не в руках правительств, избранных гражданами, а у транснациональных монополий, которые никто не избирал. При этом граждане продолжают наивно думать, что, участвуя в голосовании, они что-то могут изменить.

Да, в тех странах, где соблюдаются, по крайней мере, формальные принципы демократии, избиратели могут сменить правительство, снять президента и поставить у власти другого лидера и другое правительство. Но мы не в состоянии повлиять на реальную экономическую власть, которая в действительности и определяет всю нашу жизнь. Мы не только не можем сменить ее — мы не можем даже просто дотронуться до этой власти, ибо она целиком и полностью расположена вне сферы нашей досягаемости. К примеру, Джордж Буш, самый могущественный человек планеты, проводит политику крупных нефтяных и горно-добывающих фирм и монополий, которые и посадили его в президентское кресло. Буш отрабатывает это, отказываясь от достигнутых его предшественниками в Киото договоренностей по сокращению промышленных выбросов в окружающую среду и создавая дорогостоящий противоракетный щит.

Наиболее глубокий кризис переживает, увы, левая идеология. В Европе маятник явно качнулся вправо: на выборах в одной стране за другой побеждают правые. В чем причина разочарования в левых идеях? Стимулирование личного эгоизма людей — а капитализм умеет это делать лучше, чем любая другая формация, — способствовало их политической апатии и умственному обнищанию. Но одновременно надо признать: левые виноваты сами. Капитализм никогда не обманывает людей — по той простой причине, что не раздает направо и налево обещаний. Он ведь никогда не обещал ни социальной справедливости, ни всеобщего благосостояния. Социализм — это совсем другое дело. Он обещал народам все, а то, что не мог выполнить сразу, обещал следующему поколению. В Советском Союзе, например, даже обещали сотворить «нового человека». Вполне возможно, что он и появился, но его как-то не заметили в болоте всеобщей коррупции.

Левые идеи не обновлялись или же сводились к бесплодным тезисам, как это произошло с марксизмом. Либо их подсознательно (а то и вполне сознательно) извращали некоторые левые партии, которые продвигались к центру для того, чтобы можно было ужиться с капитализмом. Те, кого мы всё еще продолжаем по инерции называть левыми, за редчайшим исключением уже не левые. Сегодня левые — это новая форма политического центра. И даже если какое-либо правительство попытается реализовать левые идеи, оно не сможет этого сделать, ибо не имеет реальной власти. Сейчас левые бредут по пустыне, и хочется надеяться, что в один прекрасный день они встретят на своем пути оазис.

Зато справа наблюдаются очень пугающие тенденции: в правом лагере верх постепенно берут всё более радикальные силы, все идет к тому, что к власти в Европе, по крайней мере в некоторых странах, придут представители крайне правых партий. Путая власть с авторитаризмом, правые все больше и все чаще будут демонстрировать — к месту или просто так — свою силу. А от этого до новых форм диктатуры лишь один шаг. Эти новые диктатуры будут использовать демократическую терминологию и контролировать — напрямую или косвенно — средства массовой информации. И граждане слишком поздно осознают, что утратили все основные свободы. Зато в качестве компенсации ежедневно у них будут развлечения и хлеб. Чтобы не бунтовали.

Считается, что после 11 сентября 2001 года планета переживает период коренной ломки всего миропорядка. Я не согласен с тем, что точкой отсчета являются именно эти трагические события. Насколько я понимаю, мир не был совершенным 10 сентября. Кому служит этот так называемый «мировой порядок»? По крайней мере, не тем двум миллиардам людей, которые живут сейчас за чертой бедности. И подумать только, что каждые четыре секунды на планете от голода умирает человек!

Кто посеял ветер, пожинает бурю. В тот день — 11 сентября — Америка вдруг обнаружила, что не является неуязвимой. Последствия налицо: США жаждут и будут диктовать законы на планете. Они и теперь правят всем на свете. Империя уже пришла — вот она, и трусливый мир рукоплещет ей.

Противовеса американскому доминированию не существует. Европа не играет в мире никакой роли. Она — как старая дама, которая старается скрыть свою дряхлость под многослойным гримом в зависимости от обстоятельств и необходимости.

Европа пытается сейчас решить проблему квадратуры круга. Нас убеждают, что благодаря интеграции континент станет более сильным и благополучным. У всех есть право на иллюзии. Однако как можно ожидать, что супергосударство решит те проблемы, которые входящие в него нации не смогли или не захотели решить в собственных странах?

Многих пугает наднациональная бюрократия, которая берет власть в масштабах всего Евросоюза и все больше усиливает свое влияние на правительства отдельных стран-членов. Но это еще не самое худшее: мы ведь и так уже ходим под этой бюрократией. Хуже то, что в результате интеграции соотношение сил внутри Европейского союза не изменилось и не изменится: кто был силен, сохраняет свою силу и сегодня, слабые же останутся слабыми. В таком случае (и никто не станет это отрицать) все решения будут приниматься в интересах колоссов с большим экономическим и политическим весом. Даже если им и придется иногда «оплачивать» поддержку подобных решений со стороны малых стран.

Еще одно тревожное явление в современной Европе, — рост ксенофобских настроений, попытки спекулировать на проблеме иммиграции. Уже отмечалось, что история человечества — это не в последнюю очередь история миграций людей. Если экономика страны рушится, то те, кто может иммигрировать, пойдут на все, чтобы уехать подальше от обвала, и это совершенно естественно. Практически нет народа, который на протяжении своей истории хотя бы раз не прибегал к такому средству, — достаточно вспомнить мощные и многочисленные волны эмиграции из Европы в Америку, когда люди отправлялись за океан в поисках лучшей доли. О чем нельзя забывать, так это о том, почему люди иммигрируют. А делают они это только потому, что у них нет достойных условий для жизни в своих собственных странах. Будут развиваться эти страны — и проблема сама по себе утратит ту остроту, которую она приобрела в наши дни. Так что мы опять возвращаемся к вопросу об общих аспектах мирового развития, о справедливости существующего мироустройства.

Я уж не говорю о том, что презрение к приезжим противоречит истинным интересам Европы: континент в самом деле остро нуждается в иммигрантах. В силу сложившейся демографической ситуации жители Старого Света не могут обеспечить «продление рода», т. е. увеличение численности населения, не рискуя при этом «утратить чистоту расы». Европе может понадобиться ограничение миграционных потоков. Но решение этой проблемы не должно носить дискриминационного характера, одними ограничениями ничего не сделать, необходима политика интеграции переселенцев. Между прочим, это касается не только иммигрантов, интеграция необходима и для коренных европейцев, ибо не все они хорошо чувствуют себя в современном обществе.

Большая Европа — это не только Европейский союз. Россия говорит о том, что она теперь открыта миру, о своем пути в Европу. Я еще не понял, какую роль в мире хочет исполнять ваша страна. Полагаю, что прежде всего сама Россия должна спросить себя: какой она хочет стать? И не получается ли так, что страна вышла из извращенного социализма, чтобы войти в развращенный капитализм?