Приветствуем вас в клубе любителей качественной серьезной литературы. Мы собираем информацию по Нобелевским лауреатам, обсуждаем достойных писателей, следим за новинками, пишем рецензии и отзывы.

Д. Лессинг. «Мы были «полезными идиотами». Интервью русской службе BBC [BBC Russian.Com, 22.10.2007]

PDFPDF

Параметры статьи

Относится к лауреату: 

88-летняя британская писательница Дорис Лессинг, которая недавно стала лауреатом Нобелевской премии по литературе, дала эксклюзивное интервью Русской службе Би-би-си.

Би-би-си: В 1952 году вместе с группой британских и американских литераторов вы посетили Советский Союз. В ваших воспоминаниях вы описываете эпизод, случившийся во время этой поездки, который произвел на вас сильное впечатление.

Дорис Лессинг:Это был самый смелый поступок, который я видела в своей жизни. Нас, пятерых иностранцев, привезли в колхоз. Одна из нас в прошлом занималась сельским хозяйством. А я выросла на ферме, то есть тоже кое-что в этом понимала. И вот официальный прием — речи, цветы, рукопожатия, и вдруг выходит какой-то очень старый человек и говорит, что хочет с нами поговорить. Он повторяет: «Я хочу сказать, я хочу сказать», а переводчик ему не дает. Но один из нас — шотландец Даглас Янг - понимал по-русски, и он нам перевел. Старик сказал: «Все, что вам показывают, — неправда. Реальная жизнь — ужасная, страшная. Не верьте ничему, что говорят эти официальные люди». Конечно его тут же схватили, утащили и я не знаю, что с ним сделали. Но я, в самом деле, думаю, что это был поступок редкой смелости. Если вы вспомните, что это было за время. Ведь еще был жив Сталин.

Би-би-си: Этот эпизод заставил вас усомниться в коммунизме?

Д. Л.:Нет, сомнения росли во мне долго. История со стариком — это только один эпизод Я к тому времени уже и сама знала, что не все, что показывают, правда. Но сейчас, когда изменилась обстановка, трудно объяснить, как все это было противоречиво. Мы были невинным дурачьем, полезными идиотами, как нас называл Ленин. И не то, чтобы мы этим гордимся. Сейчас уже, правда, мало кто остался жив — ну я во всяком случае этим не горжусь.

Би-би-си: Расставание с коммунизмом далось нелегко?

Д. Л.:Это было сопряжено с драмой, прежде всего потому, что мой муж был убежденным коммунистом до самой своей смерти. Одного этого было бы достаточно, чтобы разочароваться в коммунизме, потому что если бывают на свете фанатики, то он был настоящий фанатик. Достоинства у него, конечно, тоже были, но он был фанатичным дураком. Ведь уже тогда, в начале пятидесятых, появлялись люди, которые рассказывали, что они пережили при коммунизме в Советском Союзе и других странах. Но это не было так просто — все, сегодня сдаю партбилет. Не забывайте, что когда люди в то время становились коммунистами, они искренне верили в то, что можно создать новый мир. И совсем не просто было с этой иллюзией расстаться и понять, что нового мира не будет, или что этот новый мир, пожалуй, еще хуже старого.

Би-би-си: Что вы думаете о сегодняшней России?

Д. Л.:Ну я знаю, что сегодня все говорят о том, что от Путина исходит опасность, но, очевидно, к тому, что мы считаем его бахвальством и грубостью, в России относятся неплохо. Похоже, что людям в России такой человек нравится. Не знаю, почему — вероятно, это объясняется вашей историей.

Би-би-си: Вы следите за происходящим в Зимбабве?

Д. Л.:Еще как! Ведь я там выросла. Там ситуация ужасная.

Би-би-си: Положение женщин в обществе изменилось с тех пор, как вы написали «Золотую тетрадь». В чем жизнь женщин сделалась легче, а в чем трудней?

Д. Л.:У женщин сегодня больше возможностей. Равенство возможностей, безусловно, невероятно возросло — повсюду. То есть, когда я говорю повсюду, я имею в виду, разумеется, в развитых странах. И тем не менее, в каких-то отношениях ничего не изменилось — многие женщины по-прежнему предпочитают всем возможностям шанс найти богатого мужа — что я нахожу удивительным. А настоящее равенство наступит в Великобритании тогда, когда за одну и ту же работу мужчинам и женщинам будут платить одинаково.

Би-би-си: Почему среди писателей, повлиявших на вас, вы упоминаете Булгакова?

Д. Л.:Я очень люблю Булгакова. Я начала его читать с «Записок юного врача», его первой книги, и мне кажется, в этой книге есть свежесть и обаяние, которое потом отчасти исчезает. Потом, конечно, «Белая Гвардия». «Мастера и Маргариту» я люблю, но, может быть, меньше, чем другие его произведения. Я рецензировала его так называемую научную фантастику и даже писала предисловие к «Роковым яйцам».

Би-би-си: Как получилось так, что Вы стали писать научную фантастику?

Д. Л.:"Научная фантастика« — настолько неправильно употребляемое понятие! Считается, что я начала писать научную фантастику с «Шикасты», книги вышедшей в 1979 году. Но я до этого написала два романа «Мемуары выжившего» и «Инструкция к спуску в ад» — это не реалистические произведения, но это и не фантастика. К сожалению, у нас все сводится к ярлыкам. Вот серия, начинающаяся с «Шикасты» — по-моему, это лучшее, что я написала — в ней пять совершенно разных книг, а их всех оптом называют научной фантастикой!

Би-би-си: Какой из своих книг вы больше всего гордитесь?

Д. Л.:Любой писатель вам скажет, что литературное творчество — это движение, развитие, трудно что-то выделить. Из последних моих работ я очень люблю приключенческий роман, который называется «Мара и Дан» и его продолжение. Когда я писала эти книги, я как-то не осознавала, что все герои в них — беженцы, люди которые бежали от голода, наводнений, гражданской войны.