Приветствуем вас в клубе любителей качественной серьезной литературы. Мы собираем информацию по Нобелевским лауреатам, обсуждаем достойных писателей, следим за новинками, пишем рецензии и отзывы.

Гюнтера Грасса раскритиковали за антиизраильское стихотворение [Лента.Ру, 09.04.2012]

PDFPDF

Параметры статьи

Относится к лауреату: 

Немецкий писатель и нобелевский лауреат Гюнтер Грасс спровоцировал волну возмущения по всему миру, опубликовав стихотворение с критикой антииранской политики Израиля. Он призвал мировое сообщество проконтролировать ядерную программу не только Ирана, но и еврейского государства. После этого власти Израиля объявили его персоной нон грата, предложили лишить писателя нобелевской премии и посоветовали Грассу ехать в Иран, где, дескать, его примут с почетом.

Новое стихотворение Гюнтера Грасса "О чем необходимо сказать" появилось 4 апреля сразу в нескольких мировых изданиях. Его оригинал был опубликован в немецкой Sueddeutsche Zeitung, а переводы - в американской The New York Times, итальянской La Repubblica и испанской El Pais.

В своем произведении Грасс критикует Израиль за угрозы превентивного удара по Ирану в связи с его атомной программой. По мнению писателя, действия Иерусалима грозят "уничтожить иранский народ". При этом израильское правительство, как утверждает Грасс, давно располагает ядерным потенциалом и развивает его абсолютно бесконтрольно. В итоге автор стихотворения приходит к выводу, что атомная программа Израиля "угрожает и без того хрупкому миру" в регионе. В качестве решения проблемы Грасс призывает обе стороны отказаться от насилия, а международным инстанциям предлагает проверить ядерные проекты обеих стран.

При этом Грасс критикует не только Израиль, но и власти Германии, которые, по его мнению, своими действиями только способствуют разжиганию конфликта. Они продают еврейскому государству подлодки, способные нести ракеты с ядерными боеголовками. Писатель предполагает, что большинство немцев осознает опасность, исходящую от Израиля, но молчит, потому что боится показаться антисемитами.

Вполне ожидаемо сразу после публикации на Грасса посыпался шквал критики от еврейской общины Германии, из Израиля, от немецких политиков и журналистов. Сам писатель не реагировал ни на какие заявления. Его пресс-секретарь Хильке Озолинг (Hilke Ohsoling) на просьбы о комментариях заявляла, что господин Грасс хотел сказать ровно то, о чем написал в своем стихотворении. На дополнительные вопросы отвечать он не станет, так как неважно себя чувствует.

Грасс прервал молчание спустя день после выхода стихотворения, дождавшись, когда волна критики начала идти на спад. В своем доме в Белендорфе (Behlendorf) недалеко от Любека он принял журналистов, чтобы дать сразу несколько интервью. Его удивила не столько реакция на его новое произведение, сколько позиция немецкой прессы. Он рассказал, что после публикации получил огромное количество писем со словами поддержки и одобрения, однако эти голоса почему-то не получили освещения в СМИ. Более того, описывая поведение немецких журналистов, Грасс обвинил их в провластной позиции, причем использовал для этого слово из лексикона фашистской Германии.

В остальном его ничего не удивило. Он не мог не понимать, что именно последует за его выступлением, потому что критика Израиля в Германии - табу. Грасс объяснил, что решил высказаться, так как двусторонним конфликтом Израиля и Ирана дело не закончится: если еврейское государство начнет военные действия, а Тегеран на них ответит, то неизбежно последует вмешательство третьих стран. Грасс опасается, что в данном случае может повториться ситуация с Ираком, когда военное вторжение было оправдано предполагаемым, но не доказанным наличием оружия массового поражения. При этом писатель подчеркнул, что не пытается обелить Иран. По его словам, Тегеран критикуют громко, со всех сторон и абсолютно справедливо. А он хотел поднять тему, о которой не говорит практически никто.

Припомнили

Публикуя антиизраильское стихотворение, Грасс отдавал себе отчет, что его немедленно назовут антисемитом и припомнят службу в войсках СС (Waffen-SS). Публично он впервые рассказал об этом в своей автобиографической книге "Луковица памяти", которая вышла в 2006 году. Грасс попал в элитные войска гитлеровской армии, когда ему было 17 лет. Сейчас он сожалеет о том, что так долго молчал про это, а своей ошибкой считает, что в юности не задавал вопросов о том, что происходило вокруг. Выход его книги спровоцировал грандиозный скандал: после публикации "Луковицы памяти" Грасса предлагали лишить нобелевской премии.

Теперь критики писателя вновь вспомнили эту историю. Известный немецкий публицист, сын польских евреев Хенрик М. Бродер (Henryk M. Broder) назвал Грасса "прототипом образованного антисемита". Прочитав стихотворение, он сделал вывод, что Грасс, как и президент Ирана Махмуд Ахмадинеджад, мечтает об уничтожении еврейского государства. Бродер намекнул, что у Грасса всегда были "проблемы с евреями", но так громко он о них никогда не заявлял. Бродер также напомнил, что в 1971 году, когда Грасс в последний раз был в Израиле, его закидали помидорами. Теперь, решил пошутить публицист, Грасс хочет отомстить за помидоры иранскими ракетами.

Президент Немецко-израильского общества Райнхольд Роббе (Reinhold Robbe) был более сдержан. Он заявил, что Грасс дискредитировал себя как писатель и интеллектуал. По его словам, Грасс показал, что нисколько не разбирается в ситуации на Ближнем Востоке. Президент Центрального совета евреев Германии Дитер Грауманн (Dieter Graumann) "был шокирован" стихотворением Грасса.

Мировая пресса также не пожалела писателя. Главный вопрос, который в той или иной форме задавали журналисты из самых разных стран, состоял в том, имеет ли право Грасс как человек, который носил форму СС, критиковать Израиль и называть его "угрозой миру". Многие издания пришли к выводу, что Грассу стоило бы помолчать, когда речь заходит об Израиле. Израильская газета Maariv считает, что писатель заслуживает наказания за свое заявление, потому что "его участие в исторических грехах не может и никогда не будет прощено".

Персона нон грата

Вслед за бурей негодования в прессе последовала реакция израильских властей, которая оказалась не менее жесткой. Министерство внутренних дел Израиля объявило Грасса персоной нон грата и запретило ему въезд на территорию страны. Это было сделано на основании закона, позволяющего не пускать в страну бывших пособников нацистов - правительство воспользовалось тем, что Грасс служил в СС.

Министр внутренних дел Израиля Эли Ишай предложил Грассу распространять "передернутые и лживые творения" с территории Ирана. По его словам, как только писатель приземлится в аэропорту Бен-Гуриона и отдаст свой паспорт пограничникам, полиция проводит его на первый же рейс Lufthansa до Франкфурта, а еще лучше до Мюнхена, как подобает последователю фюрера. Позднее Ишай назвал Грасса антисемитом и выступил с предложением лишить его нобелевской премии.

Премьер-министр Биньямин Нетаниягу заявил, что нет ничего удивительного в том, что человек, который много лет скрывал свою службу в СС, видит именно в Израиле - единственном еврейском государстве - угрозу мировой стабильности. Больше всего его возмутило, что Грасс поставил на один уровень Израиль и Иран, который отрицает Холокост и говорит об уничтожении евреев.

По мнению министра иностранных дел Авигдора Либермана, "заявления Грасса являются проявлением цинизма той части западной интеллигенции, которая ради саморекламы и желания продать еще несколько своих книг готова снова положить евреев на алтарь безумных антисемитов".

В итоге этой кампании против немецкого писателя израильским властям удалось, казалось бы, невозможное: в конце концов объектом критики в этом скандале стало... правительство Израиля. В самом еврейском государстве признали, что реакция оказалась чрезмерной и истеричной. Министр внутренних дел Израиля был так возмущен сравнениями Израиля с Ираном, что не заметил, как запретил въезд в страну человеку, выступившему с критикой в адрес властей, что обычно характеризует режимы в самом Иране или Северной Корее.

Бывший посол Израиля в Германии Ави Примор (Avi Primor), который негативно отнесся к стихотворению Грасса, назвал решение министерства внутренних дел преувеличенным и популистским. Он заявил, что министр ничего не понимает в Германии и нет никаких оснований считать Грасса антисемитом. Еврейская община в Германии также посчитала действия властей Израиля чрезмерными, а немецкие оппозиционеры упрекнули их в недостаточной демократичности.

Официальные немецкие власти предпочли не вмешиваться в скандал, несмотря на требования Израиля занять четкую позицию. Пресс-секретарь правительства Штеффен Зиберт (Steffen Siebert) заявил, что в ФРГ существует свобода самовыражения, поэтому никаких комментариев по поводу стихотворения господина Грасса никто давать не будет. Однако спустя несколько дней не удержался и выступил с заявлением министр иностранных дел Гидо Вестервелле. Он максимально дипломатично заявил, что не согласен со стихотворением, так как нельзя сравнивать Израиль и Иран по уровню исходящей от них угрозы.

В Иране публикацию стихотворения отметили, но бурной реакции, как ожидали в Израиле, не последовало. Сначала государственное информагентство IRNA рассказало о стихотворении Грасса, похвалив его за нарушение табу в стране, где "политика и действия сионистского режима беспрекословно поддерживаются". Затем из министерства культуры Ирана Грассу пришло письмо, в котором было написано, что его стихотворение прочитали и оценили по достоинству. Заканчивалось послание на патетической ноте: "Перо писателя может предотвратить трагедию вернее, чем армия".

Если говорить о том, чего добился Гюнтер Грасс, опубликовав свое стихотворение, то результат, несомненно, разошелся с ожиданиями автора. С одной стороны, он действительно начал дискуссию, но она отклонилась от предложенной им темы. Грасс хотел заставить общество посмотреть на израильско-иранский конфликт под другим углом, нежели это делается обычно. В итоге же полемика свелась к вопросу, имеют ли немцы моральное право критиковать Израиль. Когда Грасса спросили, стал бы он переписывать стихотворение, если бы знал, какую реакцию оно вызовет, писатель ответил, что исправил бы только одну вещь: пояснил бы, что критикует не Израиль как страну, а его правительство и в первую очередь Биньямина Нетаниягу.

Дарья Ерёмина