Приветствуем вас в клубе любителей качественной серьезной литературы. Мы собираем информацию по Нобелевским лауреатам, обсуждаем достойных писателей, следим за новинками, пишем рецензии и отзывы.

Что в Китае говорят о своем первом нобелевском лауреате по литературе. Интервью с Ли Чжэнжуном [Лента.Ру, 12.10.2012]

PDFPDF

Параметры статьи

Относится к лауреату: 

Присуждение Нобелевской премии по литературе писателю из КНР Мо Яню застало врасплох западных критиков и журналистов — сказать о толком не переведенном не только на русский язык прозаике многим оказалось нечего. За экспертным мнением о новом нобелевском лауреате " Лента. ру" обратилась к Ли Чжэнжуну — профессору Пекинского педагогического университета, преподавателю Института Конфуция РГГУ.

" Лента. ру": Что вы думаете о присуждении Нобелевской премии по литературе Мо Яню?

Ли Чжэнжун: Как специалист по китайскому языку и литературе я очень рад этому событию. Мо Янь получил литературную премию, а литература это искусство языка. Это значит, что китайский язык, наконец, получил признание на мировом уровне.

На самом деле, Нобелевский комитет не в первый раз отмечает авторов, пишущих на китайском языке. До этого претендентами на премию становились писатели Шэнь Цунвэнь, Лао Шэ, Линь Юйтан и Ба Цзинь. В 2000 году премию присудили пишущему по-китайски эмигранту Гао Синцзяню, и эта награда абсолютно заслуженна. На тот момент ни в Китае, ни за рубежом действительно не было китайскоязычного автора уровня Гао Синцзяня. Причем премию он получил вовсе не за описание эмигрантской жизни — в 1980-е годы Гао Цинцзян много путешествовал по провинции Хубэй и изучил жизнь китайских деревень изнутри. Роман " Гора души", за который его наградили, больше всего похож на дневник, на не скрепленные единым сюжетом очерки путешественника о настоящем Китае.

Гао Синцзянь стал переводиться только после того, как эмигрировал во Францию, и премию получил уже как ее гражданин. Что же до нового лауреата, то Мо Янь всегда был китайским автором, пишущим на родном языке.

Как вы думаете, сейчас Мо Янь единственный китайскоязычный писатель, который заслуживает Нобелевской премии? Можно ли назвать его одним из лучших писателей за всю историю современной литературы Китая?

Конечно, он не единственный. Дело в том, что Нобелевский комитет оценивает писателя не только с собственно литературной позиции, но и с точки зрения общего вклада в развитие общества. Это вопрос и этический, и политический.

За последние 12 лет Нобелевскими премиями наградили китайского писателя-эмигранта Гао Синцзяня и правозащитника-диссидента Лю Сяобо. Оба раза решения Нобелевского комитета вызвали крайне резкую реакцию властей. Насколько нынешнее решение Нобелевского комитета политически мотивированно? Иначе говоря, Мо Янь действительно заслуживает премию или же комитет хотел " умаслить" власти КНР?

Решение Нобелевского комитета сложно оценить однозначно. Это решение может быть связано и с именем Гао Синцзяня, и с именем Лю Сяобо. Можно также говорить о поиске компромисса в вопросе китайско-японских отношений: премию по физиологии и медицине в этот раз вручили японскому ученому, а писательский приз достался китайскому автору.

С чего началась известность Мо Яня как писателя? Читает ли его романы молодое поколение в Китае?

Мо Янь прославился после выхода в свет романа " Красный гаолян". Через два года режиссер Чжан Имоу, пользуясь популярностью книги, снял одноименный фильм. Сейчас произведения Мо Яня очень популярны, на них всегда есть спрос. А вот у Гао Синцзяня читателей немного: официальный Китай не продвигает его специально, хотя и сильно не критикует тоже. Из-за этого, к сожалению, широкие китайские массы с его книгами не знакомы.

Что вы можете сказать о современных работах Мо Яня?

В 2004 году вышел его роман " Большая грудь, широкий зад" — очень хороший, хотя название слишком вульгарное, эти четыре иероглифа вряд ли заслуживают Нобелевской премии. Почему такое название? На самом деле, это общая тенденция в китайской литературе начала нулевых — стремление писателей угодить массовому вкусу, чтобы книги лучше продавались. Хотя Мо Янь достаточно известен в Китае, чтобы не прибегать к подобной саморекламе.

Как и в " Красном гаоляне", автор описывает Китай в период японской оккупации. Сам автор говорит, что хотел создать образ великой матери-кормилицы, воплощение девы Марии в китайской крестьянской семье. Главная героиня воспитывает восьмерых девочек. Муж настаивает на том, чтобы в семье был мальчик. Героиня снова беременеет и снова рождается девочка. Но вскоре оказывается, что она ждала близнецов, и на свет появляется долгожданный мальчик. Мо Янь рассказывает о трех поколениях семьи, соединяя прошлое и настоящее.

Нобелевский комитет сравнил Мо Яня с Фолкнером и Маркесом, " Википедия" — с Кафкой. Справедливо ли это? Кому бы вы могли уподобить нового нобелиата, чтобы российский читатель понял, что это за автор?

Как и многие китайские писатели, ранний Мо Янь учился у западных авторов — особенно в 1980-90-е годы, когда с началом политики открытости в Китай волной хлынула зарубежная литература. Сам Мо Янь открыто называет своим главным " учителем" Фолкнера. Он заимствует у Фолкнера базовый принцип создания романа — писать о том, что известно автору лучше всего, о " крохотном участке земли размером в почтовую марку". Поэтому действие ранних книг происходит в родном уезде Мо Яня Гаоми в провинции Шаньдун.

Кроме этого, стиль повествования Мо Яня действительно напоминает латиноамериканский магический реализм. Он хорошо знает Маркеса, Астуриаса, Варгаса Льосу и других латиноамериканцев. И в ранних работах, и в романе " Лягушка" 2009 года узнается язык Маркеса и Астуриаса, хотя, в отличие от фолкнеровского влияния, в этом сам писатель открыто не признается. Как известно, Маркес сам находился под сильным влиянием Кафки — возможно, поэтому с последним некоторые сравнивают и Мо Яня.

Другой важный источник влияния, который вы не назвали, — это советская литература, на которой выросло целое поколение китайских писателей, родившихся в пятидесятые. Особенно был популярен " Тихий Дон" Шолохова; историю казачьей семьи Мелеховых можно узнать в каких-то сюжетных поворотах в " Красном гаоляне" и других ранних произведениях Мо Яня.

Верна ли нобелевская формулировка: " за галлюцинаторный реализм, с которым он смешивает сказку, историю и современность"?

Действие многих романов и повестей Мо Яня происходит в знаковый период истории Китая — 1930-40-е годы XX века, в годы японской оккупации. Однако его повести только связаны с историей Китая, но сами по себе не историчны — автор создает свою литературную реальность. Реализм Мо Яня отличается от магического реализма латиноамериканских писателей. Мир его книг выдуманный, и многие авторы подлинно исторических книг в Китае критикуют Мо Яня за " фальсификацию истории". Но надо, конечно, отличать литературу от истории; провинция Гаоми в романах Мо Яня — это все же выдуманное пространство, в котором живут его герои.

Каков официальный статус у Мо Яня? Его можно считать " государственным" автором? Или даже прогосударственным?

Мо Яня можно назвать массовым писателем, но не прогосударственным. Как и многие другие китайские авторы, он пытается дистанцироваться от политики. В 2011 году Мо Янь получил самую престижную литературную премию в Китае — премию Маодуня. Эта официальная награда, однако, не обязательно вручается за прославление партии. Культурная политика в Китае во многом изменилась и стала свободнее, и литература давно перестала быть только инструментом пропаганды. Есть авторы, такие как Лю Чжиюй, которые открыто говорят об актуальных проблемах общества, и их все равно много издают. Тиражи писателя в Китае сейчас во многом зависят прежде всего от рыночного спроса.

Мо Янь пытается сохранять баланс: он уступает массовому вкусу, скромно себя ведет с партией, и при этом сохраняет свой индивидуальный литературный стиль.

Как скажется на современной китайской литературе появление в Китае еще одного нобелевского лауреата?

До недавнего времени где-то в течение десяти лет в Китае наблюдалась грустная тенденция: для некоторых писателей основной целью творчества стало получение Нобелевской премии. Авторы пытались написать то, что потенциально может понравиться Нобелевскому комитету. Представители комитета — самые желанные гости в Китае, их принимают, как императоров. Также лучшими друзьями китайских писателей стали культурные атташе зарубежных посольств в Китае, ведь мнение этих людей много значит для Нобелевского комитета. Многие авторы специально стараются издаваться на Западе, чтобы стать ближе к заветной премии. Когда они пишут, они осознанно ориентируются на нобелиатов последних лет.

Мо Янь, как и многие современные писатели, попал в эту волну. Знаете, с какой фразы начинается его роман " Большая грудь, широкий зад"? " Пастор Малори спокойно лежал на кровати. Он увидел ярко-красный луч, который упал на розовую грудь Богоматери Марии и личико Младенца". Первый персонаж, появляющийся в романе китайского автора — шведский пастор!

Последнее время в Китае тенденцию писать ради Нобелевской премии начали открыто осуждать. В 2011 году Мо Янь выступил в Пекинском педагогическом университете с публичным обращением к китайским писателям и заявил, что литератор не должен писать ни для послов, ни для чиновников, ни ради больших премий.

Очевидно, что позиция Мо Яня менялась со временем, но главная черта его творчества остается неизменной — он пишет о " клочке земли размером с почтовую марку".

Беседовала Ольга С. Панова