Приветствуем вас в клубе любителей качественной серьезной литературы. Мы собираем информацию по Нобелевским лауреатам, обсуждаем достойных писателей, следим за новинками, пишем рецензии и отзывы.

Сообщение об ошибке

Deprecated function: The each() function is deprecated. This message will be suppressed on further calls в функции _menu_load_objects() (строка 579 в файле /var/www/u0029083/data/www/noblit.ru/includes/menu.inc).

Нацумэ Сосэки. Сансиро.

Нацумэ Сосэки. Сансиро. Затем. Врата. - М.: Худ. лит., 1973.

Глубоко почитаемый в Японии классик Нацумэ Сосэки за десять лет с 1905 по 1916 годы написал ряд романов, в которых замечательно отразилась жизнь всей Японии. Это конец эпохи Мэйдзи, времени радикального преобразования японского общества, выхода его на капиталистический путь развития и громадного успеха на этом пути. Герои писателя – обычные люди. Это не политики и не военные, а рядовые обыватели. Однако именно через их жизнь и удается увидеть жизнь всей страны. Не исключение и молодой человек Сансиро – герой одноименного романа. У этого ничем не примечательного студента нет особых целей, однако и его фактически бесцельное существование позволяет увидеть очень многое.  

Итак, двадцатитрехлетний молодой человек по имени Сансиро приезжает из провинции, где он закончил колледж, в Токио учиться в Токийском университете. Его сразу поражает шумный город, особенно трамваи. В Токио у него нет знакомых за исключением ученого по имени Ниномия, который неким образом связан с его матерью. Ниномия занимается исследованием давления солнечного света и почти весь рабочий день проводит в подвале факультета. У него есть сестра Ёсико, которая быстро становится его знакомой после того, как он навещает ее в больнице. Сансиро начинает посещать занятия, но не все лекции слушает с интересом. Почти все преподаватели в университете европейцы. Новообретенный друг Сансиро по имени Ёдзиро, известный своей кипучей и одновременно малоэффективной деятельностью, решает поправить ситуацию и организовывает кампанию по введению в университет профессора-японца. У Ёдзиро есть кумир – преподающий в колледже сэнсэй по имени Хирота, специалист по английской литературе. Хирота несколько загадочный человек, дающий меткие характеристики окружающим его молодым людям. Например, Ёдзиро он называет бумажным фонарем, поскольку тот способен светить только вблизи. Ёдзиро публикует в журнале статью под названием «Невзошедшее светило», фактически панегирик Хироте. Он также организовывает студенческий вечер, где как бы мимоходом пытается, хотя и безуспешно привлечь внимание молодежи к тому, что в университете совсем нет преподавателей-японцев. Однако все попытки Ёдзиро тщетны. В журнале публикуют письмо, где автора «Невзошедшего светила» называются бездарным, а Хироту – обычным человеком без достижений, причем автором панегирика считают Сансиро. Хирота не удивлен, хотя до этого и не знал о деятельности Ёдзиро в свою поддержку. Хирота вообще философски относится ко всему и, похоже, не стремится ни к достижениям, ни к популярности. Так же, как и Ниномия, он не женат и не стремится к этому. Сансиро же, хотя и вовлекается в череду событий, живет как бы в своем мире. Он даже сделал условное разделение на три жизни, в зависимости от позиции которую занимает человек – деятельную или свидетельскую. Он понимает, что пока вынужден лишь наблюдать за жизнью. Какие-то смутные чувства вызвала в нем подруга Ёдзиро по имени Минэко, которую он до этого встречал у пруда, но она выходит за другого. Ёдзиро на этот счет высказывается очень прямолинейно, заявляя, что мужчина должен быть старше девушки, чтобы последняя уважала его. Поэтому ровесники вроде него самого или Сансиро ей в мужья не годятся.

«Сансиро» – это замечательная панорама жизни Токио во время русско-японской войны. Нацумэ Сосэки оставил много замечательных бытовых деталей. Любопытен, например, эпизод в столовой, когда студенты проверяли говядину или конину им подавали, бросая кусок мяса на стену и определяя, прилипнет ли он. Говядина, конечно, ценилась гораздо выше. В театрах Токио идут западные пьесы, например, «Гамлет», которую, правда, не все понимают, считая, что она просто не подходит японцам по духу. Студенты университета знают творчество Ибсена. Известен также Ницше. При этом в творческой интеллигенции возможны упаднические настроения. Например, человек, которого в начале книги Сансиро встречает в поезде, говорит о том, что японцам нечем гордиться и что даже победа в войне с Россией ничем не поможет стране. Разрыв с западом слишком велик! Хирота в свою очередь размышляет о том, что к концу эпохи Мэйдзи выросло поколение сверхэгоистов. Он говорит о громадной пропасти между своим поколением, выросшим в более ранние годы правления Мэйдзи, и новым, к которому принадлежит Сансиро. Свое поколение он, несмотря на слепую, неосознаваемую преданность государю и родине, называет лицемерным, а поколение Сансиро – эгоистичным. И, по-видимому, это наблюдение не из разряда тех, кто которые говорят «раньше трава была зеленее». Страна действительно поменялась радикально.

Токио и вообще Япония времен русско-японской войны – это время чрезвычайного ужесточения жизни. В семьях погибают дети, цену растут катастрофически, главы семейств вынуждены уезжать на заработки. Все это было немыслимо каких-нибудь десять лет назад. Однако одновременно это время расцвета японского таланта по копированию и улучшению западных достижений. В поезде Сансиро читает статьи Бэкона, правда, ничего не понимая. В университете лекции по филологии на английском языке читают европейцы. Ёдзиро рисует на них карикатуры. А пока Ниномия делает опыты, изучая давление света, на другом конце света Эйнштейн заканчивает квантовомеханическое описание явления фотоэффекта. Токио, несмотря на войну, без конца строится. Новостройки соседствуют с жалкими лачугами. Однако молодой Сансиро остается в стороне от этого мощного движения жизни, от битвы идей и взглядов. Одно то, что писатель решился сделать героем книги такого человека, говорит о его расхождении с курсом развития, который избрала Япония. Вообще Нацумэ Сосэки был одним из немногих, кто был против националистического вектора. По его глубокому убеждению, война – это не выход. Возможно, поэтому его Сансиро чувствует, что у него пока как бы нет места в окружающем мире. Метафорой этого являются оброненные Минэко слова о том, что все они заблудшие овцы. Как многие молодые люди, он неопределенно мечтает о карьере и литературной славе, и эти мечты заменяют ему чувство реальности. Антиподом его является Ёдзиро, пустоватый, но наполненный энергией жизни студент, бездумно выбирающий все японское в противовес всему западному. Он считает, например, что нужно реформировать всю систему образования, которая сейчас – с засильем западных профессоров – напоминает «мумию из кирпича», то есть отсталую систему обучения при буддийских монастырях. Надо полагать, что в образе Ёдзиро писатель хотел отразить общие умонастроения литературной общественности и вообще творческой интеллигенции. Действительно, японцы в то время находились на перепутье. По большому счету, они признавали, хотя и очень нехотя, превосходство западной культуры. Тем сильнее было стремление ее превзойти. Ёдзиро так и заявляет: «Мы изучаем западную литературу. Именно изучаем, глубоко, всесторонне, а не стараемся рабски ей подражать. Изучаем не для того, чтобы оказаться у нее в плену, а во имя освобождения нашей порабощенной души». Считая своего героя излишне энергичным и не всегда привязанным к реальности (как и Сансиро), Нацумэ Сосэки тем не менее наверняка страдал от невозможности вывести национальную литературу на уровень мировой. Впрочем, сейчас, по прошествии времени, он воспринимается как весьма современный классик, читаемый и почитаемый в Японии. Его даже считают одним из родоночальников современной японской литературы. Трудно с этим не согласиться: роман «Сансиро» замечателен по своему тонкому психологизму, вниманию к деталям, а также по яркости и сложности художественных образов.

Сергей Сиротин

 

There is 1 Comment

Если везде по тексту поменять слово Япония на РИ, то почти гладко выйдет. Много общего с Россией того же времени.

Интересный текст, спасибо.