Приветствуем вас в клубе любителей качественной серьезной литературы. Мы собираем информацию по Нобелевским лауреатам, обсуждаем достойных писателей, следим за новинками, пишем рецензии и отзывы.

Сообщение об ошибке

Deprecated function: The each() function is deprecated. This message will be suppressed on further calls в функции _menu_load_objects() (строка 579 в файле /var/www/u0029083/data/www/noblit.ru/includes/menu.inc).

Труды и дни. Виктор Некрасов. В окопах Сталинграда

Повесть Виктора Некрасова «В окопах Сталинграда» стала одной из первых книг о войне. Она вышла в 1946 году в журнале «Знамя». На самом деле, две части повести были закончены еще летом 1945 года, но автор планировал третью часть, работу над которой временно оставил. Лишь когда редакция журнала поторопила его, он спешно закончил последние главы и отправил рукопись. За эту повесть писатель был удостоен Сталинской премии. Удивительно, как много сумел, несмотря на цензуру, позволить себе Некрасов! Да, в целом он пишет о фронтовом братстве, здесь мало вони и грязи, русскому солдату, безусловно, тяжело, но он никогда не ропщет, а Сталин – гений воли, никогда не совершающий ошибок. Все это слегка отдает канонами пропагадны. Но вместе с тем Некрасов пишет и о том, что офицеров отправляли в штрафбаты, причем не за халатность, а как раз за излишнее рвение. Пишет он о том, что снабжение хромало, о том, что начальство давало противоречивые задания, которые невозможно было выполнить. Война у Некрасова – это не бесконечная атака, как в пропагандистских фильмах. Это и отступление, и сдача позиций, и подрыв на минах, и взрыв своих же заводов, чтобы не достались врагу, и главное – каждодневный изнуряющий физический труд на рытье окопов и землянок.

Начинается книга с того, что армия отступает из-под Харькова. Отступает спешно и беспорядочно, с потерями. Жертв много. Отступление тянется до Сталинграда. Среди отступающих простой военный инженер Юрий Керженцев. Не так давно он в Киеве закончил архитектурный факультет и, конечно, вся его жизнь осталась в Киеве. В том числе и родители, про которых он не знает, живы ли они. Немцы подступают к Сталинграду и вскоре вступают в сам город. Сражения идут за каждый дом. Нашим отступать дальше нельзя – Волга важнейший транспортный узел страны, если он будет оставлен, это парализует всю европейскую часть России. В ноябре 1942 года Гитлер уже выступает с речью о том, что Сталинград взят и немцы никогда из него не уйдут. Это, конечно, не совсем так – Сталинград «почти» взят. Осталось пройти всего-то метров двести. Но именно эти двести метров немцы так и не пройдут и вынуждены будут отступить.

Юрий Керженцев участвует в сражениях за завод «Метиз», потом его перебрасывают на Мамаев курган. Здесь между позициями наших и немцев всего семьдесят метров. Керженцев на время становится комбатом, потом снова инженером. Несколько раз ходит в атаку, иногда успешно, иногда не очень. Цель – взять водонапорные баки, но сделать это очень сложно. Одну атаку военное начальство сочло излишней и за ненужные потери отправило офицера в штрафбат. Две первые части посвящены «трудам и дням» Сталинградской битвы – каждодневному рытью, закладыванию мин, разведке. Третья часть – провалившейся танковой атаке. В попытке позже взять потерянный танк Керженцев получит ранение и очнется уже в медсанбате.

Как и всякое свидетельство непосредственного участника, книга Некрасова полна деталей, правда, некоторые из них трудно соединить в единую картину. Например, он пишет, что после купания в Волге был черным от нефти. С другой стороны, когда питьевой воды на передовой не хватало, именно на Волгу ходили ее брать. На передовой, если верить Некрасову, не было голода. Еда была однообразной вроде пшеного супа, вместо хлеба иногда сухари, но еда была. А часто была и водка, причем некоторые офицеры от нее даже отказывались, если им предлагали. Офицеры получали денежное довольствие и существовала должность начфина, который приезжал на фронт. В медсанбате Керженцев будет с грустью думать о том, что вот он лежит, деньги ему приходят, а потратить их негде. Снабжение между тем не могло обеспечить фронт всем необходимым. Не хватает обычных кирок. Керженцев говорит, что много отдал бы за них. Не хватает и людей. В батальонах остается по два десятка человек, а подкрепление – это неопытные новобранцы. И в условиях тотальной нехватки, под постоянным пулеметным и минометным огнем, необходимо не только сдерживать немцев, но и пытаться атаковать. 

Война сильно изменила Керженцева. Теперь все, что было не так давно, кажется ему далеким прошлым. На душе погано из-за того, что армия отступает. В Сталинграде, за некоторое время до прихода немцев, он слушает в одном доме, как девушка исполняет Листа на фортепиано, и размышляет, что он никакой не дезертир, а на душе все равно тяжело и все словно закрыто туманом. Его фронтовой товарищ на вопрос, нравится ли ему воевать, отвечает, что ему «неинтересно драпать». Чувствуется в повести Некрасова, несмотря на чрезвычайную трагичность происходящего, какой-то русский народный задор, желание сражаться и гнать врага. Пораженческих настроений нет почти ни у кого, хотя по большому счету уверенности в успехе нет, есть только вера. Танков и самолетов у немцев пока больше – это факт. Но есть и другой факт – провал гитлеровского наступления на Москву. Так и сейчас есть вера, что под Сталинградом враг дрогнет и отступит. Война для Керженцева – это что-то вроде лакмусовой бумажки, которая выявляет, каким действительно предстает человек. Он с теплотой говорит о своем ординарце Валеге, что тот читает по слогам, не объяснит, что такое социализм, но будет горой стоять за свою хибарку на Алтае. Именно благодаря таким людям была выиграна война.

Повесть Некрасова была написана не так давно, однако в ней встречаются слова, которые сегодня уже трудно понять. Например, «пятиверстка», «полутригер», «рулоны синьки», «шамовка». Остается только сказать банальность – мир стремительно меняется, и мы уже с трудом можем понять ближайшее прошлое. Виктор Некрасов одним из первых оставил честное свидетельство о войне. Его герои не заняты политикой и выяснением того, верен ли путь социализма. Для них он верен, а Сталин поражает несгибаемостью воли. У них есть враг, которого нужно победить. Поэтому они заняты работой, война – это в первую очередь работа. Удивляет в работе писателя разве что локальность. В войне с советской стороны погибли миллионы людей, а он Сталинградскую битву описывает глазами десятка человека. Если верить Некрасову, защита Мамаева кургана держалась всего лишь на сотне человек, а за ключевые позиции сражалась пара десятков. Конечно, ему как участнику тех сражений виднее, но события эти представляются на посторонний взгляд гораздо более масштабными. Важно другое – писатель сумел показать то, как вера в победу и упорный труд действительно привели советскую армию к успеху. У Некрасова нет яркой, разлитой на многих страницах ненависти к войне, как у Селина, который в «Путешествии на край ночи» предлагал французам сдаваться первым же захватчикам, нет особого страха, хотя герои и говорят, что нельзя не бояться бомб. Советский солдат у Некрасова несгибаем и непобедим. Он мечтает пойти в атаку и хандрит, когда армия отступает. Все это, как уже говорилось, слегка отдает пропагадной, но эта пропаганда выстраданная, окопная и ей можно верить. 

Сергей Сиротин