Приветствуем вас в клубе любителей качественной серьезной литературы. Мы собираем информацию по Нобелевским лауреатам, обсуждаем достойных писателей, следим за новинками, пишем рецензии и отзывы.

Сообщение об ошибке

Deprecated function: The each() function is deprecated. This message will be suppressed on further calls в функции _menu_load_objects() (строка 579 в файле /var/www/u0029083/data/www/noblit.ru/includes/menu.inc).

Популярно о дзен. Владислав Баяц. Книга о бамбуке

Сербский писатель, издатель и переводчик Владислав Баяц около пятнадцати лет своей жизни отдал увлечению дзен-буддизмом. Он не жил в монастырях и скорее всего не практиковал суровую аскезу. Но он самостоятельно медитировал и изучал философию дзен. Позже он признался, что к своему увлечению несколько охладел, но это, наверное, потому, что дзен уже прочно вошел в его жизнь. Итогом его духовных исканий стала «Книга о бамбуке», изданная в 1989 году. В Сербии она получила культовый статус, на некоторых кафедрах в университетах ее ввели в программу обязательного изучения. В рукописи ее читал Александр Генис, друг Баяца, который «помог ему предолеть творческую депрессию». Автор хотел бы, чтобы русское издание романа вышло с предисловием Гениса, но этого пока не случилось. Баяц признает в своей работе постмодернистскую форму, но не считает, что она замутняет философское содержание. И действительно, главное в ней не вольное эстетическое наполнение, а реальный опыт трансформации сознания и души, который дает практика послушания или служения науке.  

Действие романа происходит в Японии и Китае предположительно в 17-м веке. В Японии эпоха Эдо, власть императора формальна, в действительности страна управляется сёгуном, которому подчиняются наместники даймё в провинциях. Начинается книга с того, что Обуто Нисан, смотритель за господскими бамбуковыми рощами, натыкается в траве на девочку. Он берет ее как приемную дочь и воспитывает. К двадцати годам она превращается в красавицу, но последовательно отвергает всех просящих ее руки. Даже сёгуна Осона Младшего, который не может выполнить ее задание и перечислить все известные виды бамбука. Сёгун Осон Младший пришел к власти в результате переворота, подготовленного его отцом – безжалостным и злым даймё Осоном. Осон мечтал, чтобы его сын шел по пути зла и был приближен к сёгуну, а в действительности тот добился даже большего - сам стал сёгуном. В результате переворота старый сёгун был мучительно казнен и подвергнут пыткам, что было неслыханно. В этом обвинили самурая Сензаки, в действительности невиновного. Сензаки был осужден на смерть, но ему удалось подкупить охрану тюрьмы и сбежать. Сензаки возвращается в Китай, откуда был родом, и начинает путь ученого. Он выращивает бамбук и собирает информацию о его полезных свойствах, в том числе и целительных. Он достигает в этом гигантских успехов, о чем слух доходит даже до китайского императора. Император принимает Сензаки, давно получившего китайское имя Сунг Шана, и поручает ему отправиться в Японию продолжать исследования. Это будет полезно обеим странам и позволит наладить дружеские связи. Сунг Шан отправляется в Японию, боясь как бы его не узнали, и селится в хижине почившего Обуто Нисана. Осона Младшего к тому времени давно свергли недруги, пока он отсутствовал из-за любовных дел и выполнял поручения приемной дочери Нисана. Параллельно истории Сензаки рассказывается история некоего монаха Цао, который прибывает в дзенский монастырь Дабу-дзи в качестве послушника. Упорством он добивается приема в монастырь, после чего последовательно проходит стадии обучения и, выдержав суровое испытание, получает право отправиться в паломничество. Между Цао и Сунг Шангом устанавливаются странные взаимоотношения – они смутно знакомы друг другу как тени. Враги они или друзья? Это станет ясно только ближе к концу. «Книга о бамбуке» рассказывает о пути двух людей – ученого, преданного своему делу, и монаха, пытающегося забыть прошлое и обрести просветление.

Поначалу при чтении этой книги возникает стойкое ощущение, что перед нами лубок – произведение о Японии, написанное тем, кто о Японии знает только по книгам. Но со временем это ощущение исчезает. Баяцу, когда он пишет о монастыре Дабу-дзи, удается передать замкнутую атмосферу закрытого учебного заведения, и за духовным ростом монаха Цао начинаешь следить как за увлекательным сериалом. Правда, какой-то особой редкой информации о монастыре Баяц не сообщает. Тот, кто читал книги Судзуки о дзен-буддизме, ничего нового не узнает. Да и все духовные знания, которые приобретает Цао, тоже, как кажется, легко найти в книгах. Любой искушенный читатель знает: если речь о дзен, значит должны быть коаны. Так и здесь – обязательно возникает распространненный до банальности коан, когда учитель заставляет ученика поразмыслить над тем, какое у него было лицо до рождения. Далее понятно, что в монастыре должны заниматься медитацией и каллиграфией. А еще известно, что во время испытания некоторые не выдерживают и с криками убегают, проклиная все. Так и у Баяца, все на месте, но без нюансов, которые могли бы выдать в нем подлинного знатока. Автор любит дзен, но не претендует здесь на подлинную глубину восточной философии. Его книга остается на уровне популярного переложения некоторых дзенских тезисов.

Для Баяца и его героев дзен – это инструмент освобождения. Монах Цао тяготится прошлым и хочет от него избавиться. Он проходит долгий путь послушания и то лишь приближается к освобождению. Ему, даже прошедшему тяжелое испытание, еще многое предстоит, прежде чем он сможет сказать, что свободен. Эта сюжетная линия связана, так сказать, с личным опытом. Что касается бывшего Сензаки, то его путь – служение людям, тоже в общем-то духовная практика, только не связанная со строгим подчинением распорядку. Сензаки, как некогда Обуто Нисан, влюблен в бамбук и науку. Он постоянно проводит опыты и принимает больных, совершенствуя лекарства. Мистический женский архетип, воплощенный то в приемной дочери Обуто Нисана, то в китайской подруге Сензаки по имени Чиё, открывает истину: существуют в истории выдающиеся люди, пишущие Великую Книгу. У нее много авторов, некоторые даже не имеют собственных имен, но все они преданы делу знания. Сензаки как раз таков, он понимает свое предназначение в умножении знаний и служении людям. Так бамбук у Баяца становится необъятным символом Востока. Кажется, что бамбук – это источник общественной жизни, до того глубоко он в нее проникает. Из него делают оружие и тару, лекарства и одежду. Поэтому задача человека – проникнуть в тайну бамбука, извлечь все ценное, что он способен дать.

Роман Владислава Баяца состоит из трех частей. Первая – это, собственно, сам роман, рассказ о самурае Сензаки и монахе Цао. Вторая – это так называемое междусловие, размышления автора об абстрактных вещах, которые наш читатель мог в обилии заметить и в более позднем «Хамаме «Балкании». А третья – это совершенно обескураживающий и очень длинный словарь буддийских терминов и просто традиционных понятий Японии и Китая. Из-за третьей части складывается впечатление, что Баяц воспринимает своих читателей как учеников, которым совершенно необходимо разъяснить тот или иной аспект дзен-буддизма. Хотя при чтении первой части в таком словаре необходимости не возникает. В общем, эта претензия на статус специальной литературы по буддизму очень двусмысленна, потому что глубин восточной философии «Книга о бамбуке» точно не достигает, хотя как популярная художественная литература она великолепна. «Книга о бамбуке» превосходно выполняет главную функцию популярной литературы – она пробуждает интерес взяться за что-нибудь более серьезное. Да и в издании «Амфоры» жанр книги обозначен как «дзен-буддистский боевик», что сразу воспринимается как рекламная этикетка экзотического товара. Этот роман касается важных тем, в том числе сюжета о двойственности личности, но в том и дело что лишь касается – автор не прорабатывает их, тем более что концовка книги поистине дзенская и напоминает остановку в середине пути. В общем, «Книга о бамбуке» - идеальное чтение для всех, кто начинает интересоваться дзен. Отчасти она даже способствует отдыху ума. Увлекательная, неглупая, хотя и не слишком глубокая она может подарить минуты подлинного расслабления, хотя никаких чудес с ее героями не происходит – они всего добиваются трудом: упорной практикой медитации или служения другим.

Сергей Сиротин