Приветствуем вас в клубе любителей качественной серьезной литературы. Мы собираем информацию по Нобелевским лауреатам, обсуждаем достойных писателей, следим за новинками, пишем рецензии и отзывы.

Трон Дракона. Перл Бак. Императрица

Перл Бак. Императрица. Пер. с англ. А. Кузнецова. М.: КРОН-ПРЕСС, КОРОНА, 1994.

Американская писательница Перл Бак существенную часть жизни прожила в Китае. Неудивительно поэтому, что она много писала об этой стране. Она искренне пыталась постичь опыт китайцев, и высокомерие, свойственное многим иностранцам, которые откровенно пытались захватить Китай или, по крайней мере, поработить его экономически, для нее не характерно. Это особенно видно на примере ее позднего романа «Императрица», написанного в 1956 году уже после получения Нобелевской премии. Собственно, отсутствие высокомерия и поражает в этой книге больше всего. Описывая жизненный путь императрицы Цыси, фактически правившей Китаем во второй половине 20-го века, Перл Бак вместе с императорским двором недоумевает и проклинает иностранцев, вторгшихся в страну. В центре «Императрицы» - образ Цыси, которая из последних сил сопротивляется иностранному влиянию.

Перл Бак прослеживает путь своей героини с юных лет до преклонного возраста. В юности эта девушка жила в доме дяди и вынуждена была выполнять физическую работу по дому. Хотя она и принадлежала к аристократическому манчжурскому роду, фактически она не отличалась от крестьянки. Все изменилось, когда ее вызвали к императору. Тот проводил смотр девушек и выбирал себе наложниц. Успех будущей императрицы был скромным: она понравилась императору, но не настолько, чтобы стать супругой. Ей определили место в покоях дворца Запретного города, соответствующих ее статусу третьеразрядной наложницы. Однако девушка уже тогда почувствовала, что ее ведет судьба. Она сумела понравиться матери императора, сумела очаровать и самого монарха. Супруга императора тем временем родила хилую девочку вместо вожделенного мальчика-наследника и сразу упала в глазах двора. И вскоре вторые роды: наша героиня рожает мальчика! Так на сцене появляется Цыси: вчерашняя наложница превращается во вторую супругу императора. Ее очаровательное влияние на монарха таково, что она фактически начинает принимать все решения за него. Она присутствует на совещаниях и отдает приказания военным. Император слаб и даже немощен – евнухи, служащие при дворе, его развратили порочными развлечениями и опиумом. Такой человек не способен управлять государством, поэтому Цыси берет власть в свои руки.

Когда император в тридцатилетнем возрасте умирает, Цыси похищает его печать, не дав советникам ей овладеть. Она становится регентшей при сыне-наследнике, а с политическими противниками жестко расправляется. Она вступает в мир интриг, доносов, подстрекательств, подковерной борьбы. Она платит евнухам, которые шпионят за каждым в Запретном городе, и тщательно следит за тем, чтобы ее власть не поколебалась. Она переживет сына, не дав ему толком поуправлять страной, назначит другого императора, казнит приближенных, но все эти годы до самой смерти она – несмотря на то, что ее статус всегда будет формален – останется полновластной правительницей Китая.

При Цыси Китай переживал не лучшие времена. Осознав, насколько богата эта страна, Америка, страны Европы и России пожелали отхватить свой кусок пирога. Иностранцы нахально вторглись в Китай и, уже и так ступив на его территорию, стали требовать для себя привилегий. Они хотели расширить свою торговлю, в том числе торговлю опиумом, получить земли, добиться открытия постоянных представительств в Пекине и, самое главное, избавить своих посланников ко двору от необходимости вставать на колени перед императором. Собственно, последнее они никогда не делали, поскольку к императору их попросту не пускали. Для Цыси западные страны населены варварами. Она помыслить не может, чтобы хоть кто-то, находясь в Китае, отказывался вставать на колени перед императором! Это нарушило бы древнейшие традиции и авторитет власти. А ведь с каждым годом иностранцы ведут себя все наглее. Они собирают свои корабли у берегов, перебрасывают десятки тысяч солдат на сушу, у них есть ружья и пушки. За каждого убитого китайцами священника-миссионера они требуют земельных концессий. И ладно бы еще одни иностранцы, в самом Китае бушуют мятежники-христиане, которые захватывают целые города. Их силы сопоставимы с силами императорской армии. Цыси начинает сложную изматывающую игру. Ее цель – любой ценой сохранить трон, который двор и вся страна называет Троном Дракона. Сначала она хочет сохранить его для сына-наследника, потом – когда сын не оправдывает надежд – для себя. Китаем управляет маньчжурская династия, и поэтому многие китайцы так легко примыкают к мятежникам-китайцам, видящим в маньчжурах узурпаторов. Но Цыси уверена в своей избранности, ведь ее ведет сама судьба. Сначала она всеми силами пытается тянуть время. Потом разрешает военным участвовать в стычках с иностранцами. Потом, когда иностранцы побеждают силой превосходящего оружия, идет на сотрудничество с «боксерами». Затем, когда «боксеры» выходят из-под контроля, уже призывает иностранцев одолеть их. Это будет настоящая война, так что императрица будет вынуждена даже бежать из Запретного города, что неслыханно для Китая. Но власть ей все-таки удержать удастся, разумеется, ценой уступок иностранцам. Она уступит влиянию западу и позволит стране перенять европейский опыт. Она даже отправит своих министров учиться за границу. Как понять такую женщину, которая всю жизнь ненавидела все иностранное, запрещая сыну иметь даже игрушечную железную дорогу, а закончила сдержанной симпатией к западу? На этот вопрос и пытается ответить Перл Бак.

Императрица Цыси – очень противоречивая фигура. Образ императора, любовницей которому она стала, не ослепил ее, наоборот, только вызвал в ней жалость. В юности она задумывалась над тем, что может стать императрицей. И радовалась: вот тогда-то я буду делать то, что захочу! Лишь на седьмом десятке она скажет: «Я думала только о себе. Теперь я буду думать только о моем народе». Действительно, на страницах книги она предстает, с одной стороны, очень властной женщиной, а с другой, слишком любит роскошь. Невольно задаешься вопросом: а стоит ли отдавать власть таким людям? Каких-либо реально умных решений для политических и военных вопросов она не предлагает, дипломатической гибкостью не обладает ни малейшей, но готова часами просиживать над проектами реконструкции Летнего дворца, так как старый дворец был уничтожен иностранцами. Подчас кажется, что Летний дворец ее интересует больше, чем судьба Китая. Когда в стране полыхает война с мятежниками, когда в отдельных районах начинается реальный голод, Цыси подумывает увеличить налоги, чтобы собрать средства на отдельные элементы обстановки и интерьера дворца. Причем она знает, что императорским солдатам платят плохо и они, как и мятежники, тоже занимаются грабежами, вызывая ненависть у простых людей. По всей стране так же собирали средства на постройку мавзолея для почившего императора. Когда Цыси возвращалась из изгнания в Пекин, ее багаж с подношениями каждой провинции, через которую она проезжала, составлял три тысячи повозок. Выглядит это совершенно недостойно, настоящим самодурством. Такой же самодур ее сын, который в пятилетнем возрасте сам решает судьбу своих наставников. Если они ему не нравятся, их «удаляют». И ладно бы избалованной была только одна Цыси - деньги нужны не только ей одной. Хоть власть принадлежит императору, последний окружен целой армией советников и просто подхалимов-евнухов, который подчас обретают большое влияние. Евнухи охотно оказывают услуги за деньги и откровенно воруют из казны. И они обладают реальной властью: движением большого пальца вниз они могут лишать жизни неугодных им людей. Одного такого главного евнуха Цыси даже казнит, ведь они мелочны, завистливы и продажны. Когда Цыси соизволила отпустить главного евнуха из Запретного города в поездку в другую провинцию (по правилам евнухи не имеют права покидать город), того сопровождали целые баржи, груженные различным добром. В городах, где он останавливался, он требовал самых лучших девушек - не зря про него говорили, что евнухом он был не настоящим. Этот человек – символ деградации императорского окружения. Собственного, именно он был ответственен за быстрое истощение и смерть императора, который некогда приблизил молодую Цыси.

Перл Бак в «Императрице» пишет об исторических событиях, но все-таки это литературное произведение, а не научная монография. Поэтому здесь много чисто литературных натяжек. Указ о назначении себя регентшей Цыси вытягивает у умирающего императора как в дешевой драме. Император дает повеление и тут же умирает на руках у супруги. Цыси у Перл Бак не просто императрица, она сверхженщина. Она подвержена минутам слабости, может плакать и проклинать иностранцев, но этого никто и никогда не видит. При своем дворе она волевой, решительный человек, абсолютно уверенный во всем, что делает. Еще будучи наложницей, она смело посмотрела императору в глаза во время смотра, хотя за это ее могли строго наказать. Но, как водится в романах, императору это только понравилось. Во всем, за что она берется, она достигает успехов. Учительница живописи прочит ей будущее великого художника. Она изучает книги подобно ученому и существенную часть не просто времени, а всей своей жизни проводит в библиотеке. Уже в юности она интересуется классическими, но запрещенными книгами «Сон в красном тереме» и «Цветок сливы в золотой вазе». В зрелые годы – научными трудами по медицине. Военное окружение восхищается ее последовательностью, хотя одновременно может и ненавидеть за то же. В общем, Цыси возвышается над своими современниками, как журавль над лягушками.

«Императрица» - книга о противоречивой фигуре в истории Китая, но Перл Бак, очевидно, любит свою героиню. Вместе с ней она ненавидит иностранцев, вместе с ней она любуется цветами и задыхается от песков, которые наносит ветер в Пекин из пустыни. Цыси жестока и никому ничего не прощает, однако любимая ее богиня – это богиня милосердия. Она считает себя ее сестрой, одна из них богиня Земли, другая богиня Неба. Она умна, но иногда кажется совершенно темной. Когда она решает сделать ставку на «боксеров», то причина этому кроется в ее убежденности в том, что «боксеры» знают особые заклинания против ран и смерти и потому неуязвимы перед иностранцами. В этом ее убедили советники, и она охотно в это поверила. Перл Бак делает литературные натяжки, но не упрощает историю. Богата она и фактическим материалом. Например, писательница сообщает, что крыши дворцов Запретного города блестели золотом и ни одна травинка не портила их вида. Это потому, что, когда на крышах укладывали черепицу, в раствор подмешивали специальный яд, убивающий всякое семя. Цыси жила в сложное время, и «Императрица» написана об этом сложном времени, когда вековым традициям был брошен суровый вызов. И Цыси нашла свой выход из затруднений, борясь с западом и признав его влияние. Она сумела главное, во-первых, сохранить Трон Дракона, пусть империя и рухнула сразу после ее смерти. И, во-вторых, доказать китайцам, что женщина может быть правительницей их страны, так как история, полная примеров женщин-отравительниц, женщин-узурпаторов и женщин-интриганок, говорит обратное. 

Сергей Сиротин