Приветствуем вас в клубе любителей качественной серьезной литературы. Мы собираем информацию по Нобелевским лауреатам, обсуждаем достойных писателей, следим за новинками, пишем рецензии и отзывы.

Гений и злодейство. Гастон Леру. Призрак Оперы

Литературные произведения бывают известные, популярные и даже очень популярные. А бывают такие, которые заставляют других творцов создавать что-то свое по мотивам. Таков знаменитый роман Гастона Леру «Призрак оперы», который породил фильмы и мюзиклы. Причина популярности этой книги очевидна, главные темы здесь любовь и смерть, причем все в исключительной степени. Здесь нет полутонов, ради любви герои готовы спасти или уничтожить весь мир. Это сразу и драма, и мелодрама, и трагедия, и мистика. Драматическая завязка неизменна со времен Шекспира: двое не могут быть вместе из-за непреодолимой внешней силы. Они борются, страдают, сталкиваются с несправедливостью и злом и, конечно, побеждают, обретая счастье. Без благополучного конца роман Леру тоже вряд ли стал бы популярным. «Призрака Оперы» действительно можно было бы свести к очередной романтической истории, не лишенной банальности, если бы здесь не звучали еще темы отверженности, искусства и злого гения. Пушкин писал о том, что гений не может совершать злодеяния. Герой Гастона Леру сначала долго и упорно оспаривает это утверждение своими поступками, полными ненависти и насилия, а потом выбирает пусть высшего благородства.

История Призрака Оперы долгое время была окутана тайной. Более того, она была тайной ровно до того момента, пока об этом не рассказал историк-журналист, выдуманный Гастоном Леру и который якобы написал этот роман. История Призрака вымышлена от начала и до конца, но речь идет о реальной Парижской Опере. Поэтому сегодня книгу Леру можно было бы причислить к жанру «городских легенд». Если верить рассказчику-историку, то в Парижской Опере этот Призрак для многих был не более чем персонажем местного фольклора, к которому можно проявлять уважение, но которого нельзя принимать всерьез. Каково же удивление новых директоров Оперы, когда, вступая в должность, они слышат от покидающих этот пост уважаемых людей, что Призрак существует, с ним нужно считаться и даже платить ему. Новые директора улыбаются этому как шутке, пока не начинают происходить странности. То они услышат голоса в ложе, которая якобы навечно принадлежит Призраку, то упадет люстра в зале, то прославленная певица потеряет голос во время представления и начнет квакать, как лягушка. Так директора, которых эти напасти подводят к грани нервного срыва, понимают, что Призрак существует и с ним лучше не шутить.

Долгое время читатель не знает, человек ли этот Призрак или мистическая сила. Когда директора замечают кого-то кто мог бы быть им, их показания разнятся: один видит что-то вроде черепа на бортике ложи, другой замечает фигуру старой женщины. Раскрываться его образ начнется только тогда, когда на сцену выйдет Кристина Дое. Эта девушка, дочь крестьянина-музыканта из Швеции, не подавала особых надежд и могла бы навсегда остаться в Опере на вторых ролях, если бы однажды блистательно не исполнила партию вместо заболевшей дивы. А все дело в том, что в эту девушку как раз влюбился Призрак Оперы. Отношения в паре неравные: Призрак хочет заставить Кристину полюбить себя, а девушка хотела бы ответить взаимностью своему знатному ухажеру виконту де Шаньи. Здесь начинается трагедия и не только любовная. Значение романа Леру еще и в том, что его роман имеет эзотерические черты и выходит за пределы романтической истории о всепобеждающей любви. Призрак Оперы – это отверженный урод, который всю жизнь, изобретая смертельно опасные фокусы, мстил другим людям за то, что сам не был счастлив. Он хотел бы обычной земной любви, но вместо этого вынужден обитать в подземелье, как какой-нибудь злобный гном, потому что один его вид повергает людей в ужас. Он прячет лицо за масками и перемещается по Парижской Опере как бесплотный дух, наводя страх на тех, кто отказывается верить в его существование. Сам спуск в его подземное обиталище, так называемый Озерный дом, вместе с Кристиной Дое – это мистическое путешествие, наполненное гнетущей атмосферой и одновременно поражающее тем, как рукотворное, то есть нижние этажи здания оперы, превращается в нечто, созданное самим дьяволом. «Призрак Оперы» - это первоклассная мистика, где нет цели напугать выдумкой. Призрак Оперы – это, конечно, тоже выдумка, но она берет содержание не из немощных конвеерных фантазий, как это мы видим сегодня в соответствующих «страшных жанрах», а в глубоком переживании двойственности мироздания, где находится место для зла и добра. Зло и добро у Гастона Леру – это не две армии на поле поля, готовые вступить в сражение насмерть. Они взаимодействуют между собой, порождая не только ужас, но и смирение, и желание понять другого.

Эзотерические учения исследуют мир за пределами морали и имеют в виду не благо, а познание. Так и тема этого романа – это гений и злодейство, словами того же Пушкина. Подлинное высшее искусство может брать начало не только в благодати, которую переживает душа, но и черпать поддержку у злых сил. Такова Кристина Дое, обычная скандинавская певичка, которую отец призывал учить слушать некоего Ангела Музыки. Возможно, он таким образом просто придумывал добрую сказку для дочери. Однако девушка сумела-таки найти этого Ангела, и им стал Призрак Оперы. Именно он, этот отъявленный злодей, открыл ей бескрайние горизонты высшей музыкальной гармонии. То есть своим талантом эта девушка обязана злому гению, который, выходит, теперь не так-то просто осудить. Да и как его осудить, если о его голосе мы читаем следующее: «на одном дыхании голос соединял, казалось бы, несоединимое, трудно было вообразить что-либо еще более широкое и героическое в сочетании с удивительной мягкостью, что-то еще более победоносно вероломное, в силе чувствовалась беззащитность, а в беззащитности – сила, словом, это было олицетворение торжествующего, непревзойденного мастерства, которое, несомненно, должно заставлять возвыситься над обыденным смертных». Поэтому Кристина Дое становится жертвой очень сложного ощущения, которое нельзя разложить на составные части. Когда Призрак учит ее, она приближается к нему как зачарованная, ее притягивает «прелесть смерти в разгар небывалой страсти». Ее тянет к себе не что иное, как желание постичь истину искусства. Тогда она срывает покров с лица Призрака и видит эту истину – ожившую маску Смерти, выражающую безудержную ярость дьявола.

Те же эзотерические учения говорят о том, что за все надо платить и мир должен сохранять баланс. Даже сам Призрак воплощает знаменитый эзотерический образ дерева, которое ветвями растет в небо, а корнями в землю. Кристина так его и называет – человеком земли и неба. Что касается самой девушки, то она тоже вынуждена заплатить – своей свободой. И тем не менее человеческое участие к тому, кто не заслуживает ничего человеческого, в итоге освободит ее. Здесь автор уже поет гимн самопожертвованию – второй чаше весов, которая уравнивает всю человеческую алчность и корысть. «Призрак Оперы» - это, несомненно, книга о победе добра. Но пока эта победа не пришла, читатель может погрузиться в мрачные бездны отчаяния, в которых пребывают отверженные.

Плохие они или хорошие, но Призрак Оперы, Кристина Дое и ее возлюбленный виконт действуют без масок, если под маской понимать притворство. Их действия диктуются их желаниями, а желания они скрывать не намерены. Между тем, автор вскользь высказывается о парижских нравах своего времени, находя их в высшей степени лицемерными. Он прямо так и пишет: «Никогда не стать парижанином тому, кто не научится скрывать скорбь под маской радости и набрасывать черную полумаску грусти, скуки и безразличия на тайное ликование!» Поэтому наши герои – это чистые натуры, в поведении которых нет скрытого намерения. Между тем новые таланты в Опере мгновенно окружаются завистниками, и здесь о чистоте намерений говорить уже не приходится. Когда Кристина Дое, наученная Призраком, блистательно исполнила партию вместо заболевшей дивы, последняя пустила в вход все средства, чтобы не дать первой сделать новые шаги к славе. Она добилась даже того, чтобы Кристину Дое перестали восхвалять газеты.

«Призрак Оперы» - это книга о великой любви и о великой скорби безобразного человека, который превращает свою ненависть в великое искусство. Человеческие поступки и решения здесь кажутся очень простыми, романтическими, находящимися во власти порывов, и тем не менее роман заходит на эзотерическую территорию, демонстрируя в очередной раз, что в основе человеческой природы лежит амбивалентность, то есть способность поступать сразу и злодейски, и благородно.

Сергей Сиротин