Приветствуем вас в клубе любителей качественной серьезной литературы. Мы собираем информацию по Нобелевским лауреатам, обсуждаем достойных писателей, следим за новинками, пишем рецензии и отзывы.

Япония

Гуро-детектив. Содзи Симада. Токийский зодиак

Анонс материала редакторской колонки

Бывает  так, что книга написана тридцать лет назад или больше, а к российскому читателю приходит только сегодня. Так было с «Сатанинским танго» Ласло Краснохаркаи и со «Случайным туристом» Энн Тайлер. «Токийский зодиак» Содзи Симады, написанный почти сорок лет назад, тоже встанет в этот ряд. Между тем, его автор – крупнейший сочинитель детективной литературы в Японии, и поэтому тем более удивительно, что на его бестселлеры так долго не обращали внимания наши издатели. Содзи Симаду считают лидером направления «хонкаку», то есть подвида детективной литературы, где читателю предлагается вместе со следователем раскрывать преступление и даже попытаться его опередить.

Рытье ямы. Кэндзабуро Оэ. Личный опыт

Анонс материала редакторской колонки

Книга «Личный опыт» (1964) с элементами автобиографии ознаменовала переход Кэндзабуро Оэ к зрелому периоду творчества. В начале 1960-х у писателя родился ребенок с повреждениями мозга. Патология была настолько серьезной, что врачи были настроены пессимистически. Однако после нескольких операций ребенок выжил. Он на всю жизнь останется человеком с умственной отсталостью, хотя, строго говоря, выражаться так было бы неверно. Родители рано обнаружили у ребенка способности к музыке, и в зрелом возрасте Хикари (так назвали сына) превратится в одного из ведущих композиторов Японии. 

Мерцающий театр. Содзи Симада. Дом кривых стен

Анонс материала редакторской колонки

Совсем недавно издательство «Эксмо» познакомило нас с культовым японским мастером детективов Содзи Симадой, выпустив его книгу «Токийский зодиак». И вот меньше чем через год выходит его новый перевод – роман «Дом кривых стен». В «Токийском зодиаке» Симада мастерски закрутил интригу, заставив полицейских десятками лет разгадывать причудливое убийство нескольких человек. Преступник, как это характерно для массовой японской культуры, оказался человеком с воображением и превратил свое преступление в настоящий пир кровавой фантазии. 

Неспешная жизнь. Симадзаки Тосон. Семья

Анонс материала редакторской колонки

Японский писатель Симадзаки Тосон родился в 1872 году. Он появился на свет на севере Японии, но отец, видя ранний интерес ребенка к литературе, пожелал дать ему хорошее образование и в десятилетнем возрасте отправил учиться в Токио. Тосон посещал школу, где преподавание велось на английском языке, что требовало отдельного разрешения отца, приверженного национальным синтоистским взглядам. После окончания колледжа, будущий писатель начал работать преподавателем английского языка. Тогда же он начал сочинять.

Японская энциклопедия. Александр Мещеряков. Книга японских символов

Анонс материала редакторской колонки

Это издание объединяет сразу две книги известного российского япониста Александра Мещерякова. Это «Книга японских символов» и «Книга японских обыкновений». В первой автор рассказывает о ключевых символах Японии (предметах, природе, элементах государственной жизни), во второй – «о низменной жизни» японцев, о том, как они ходят в баню и к проституткам, как они наказывают преступников, как используют деньги и так далее. Эти два труда Мещерякова чрезвычайно информативны, кажется даже, что подробнее на эти темы высказаться просто нельзя.

Отцы и дети. Сюсаку Эндо. Посвисти для нас

Анонс материала редакторской колонки

Знаменитый японский писатель Сюсаку Эндо известен у нас как автор романов о христианстве в Японии. Книги «Молчание» и «Самурай» хорошо известны старшему поколению российских читателей. Писатель сам был католиком, что для Японии с ее буддийской и синтоистской традицией было несколько не типично. Впрочем, писал он не только о христианстве, и хороший пример тому — только что переведенный роман «Посвисти для нас», темы которого далеки от религии. В этой книге Сюсаку Эндо попытался показать то, как изменилась Япония за тридцать лет после Второй мировой войны.

Дух и материя. Рут Бенедикт. Хризантема и меч: модели японской культуры

Анонс материала редакторской колонки

В годы Второй мировой войны американский культоролог и антрополог Рут Бенедикт получила задание составить «психологический портрет врага», то есть подробно описать особенности психологии и поведения японцев. Для Америки эта была важная задача, ведь никогда в своей истории эта страна не сражалась со столь сильным внешним врагом. Рут Бенедикт пытается проследить то, как становилась японская идентичность, начиная со средневековых времен, и понять, что же следует ожидать Америке в этой войне.

Побег в невесомость. Масахико Симада. Повелитель снов

Анонс материала редакторской колонки

Масахико Симада совмещает руководство писательской организацией Японии со множеством других занятий. Он имеет должность профессора в университете Хосэй, занят актерской работой в театре и кино, пишет романы и рассказы. Он плодовитый автор, хотя в России издавалось не так много его работ. Заслуга открытия этого имени для российского читателя принадлежит Григорию Чхартишвили, который, как известно, не только сочиняет популярные детективные истории, не только изучает историю России, но и является замечательным японистом и переводчиком.

Путешествие на кровати. Кобо Абэ. Тетрадь кенгуру

Анонс материала редакторской колонки

В России Кобо Абэ — один из любимейших японских писателей. Среди ценителей интеллектуальной прозы как минимум. Старшее поколение хорошо помнит, как в конце 1960-х выходили по-русски «Женщина в песках» и «Чужое лицо». Но, несмотря на популярность Абэ, не все переведено на русский. Например, некоторые ранние тексты, многие рассказы и пьесы. И вот недавно, спустя более 25 лет после первой публикации по-японски, в России наконец появился последний законченный роман писателя «Тетрадь кенгуру». В нем сохраняется фирменный стиль автора, но есть и кое-что новое.

Женская месть. Кикути Кан. Портрет дамы с жемчугами

Анонс материала редакторской колонки

Кикути Кан - важнейшая фигура в японской литературе первой половины двадцатого века. Дело здесь, может быть, не столько в собственном творчестве писателя, сколько в той общественной роли, которую он занимал в японском литературном процессе. Ни один значимый спор по вопросам литературы не обходился без участия Кикути Кана. Но и творчество его важно, даже несмотря на то, что писатель после ряда книг добровольно избрал стезю коммерческого автора и стал писать для широких масс. Одно из главных произведений писателя - это роман «Портрет дамы с жемчугами», в котором он вывел образ женщины, независимой от традиционных японских представлений о подчинённой роли слабого пола.

Страницы

Подписка на Япония