Приветствуем вас в клубе любителей качественной серьезной литературы. Мы собираем информацию по Нобелевским лауреатам, обсуждаем достойных писателей, следим за новинками, пишем рецензии и отзывы.

Китай

Опора Китая. Сюй Фаньчэн. Конфуцианство

Анонс материала редакторской колонки

Китайская цивилизация много сделала для прогресса всего человечества. Вдобавок она может похвастаться очень длинной историей, которая не прервалась даже после серьезнейших вызовов в разные эпохи. Может возникнуть вопрос: что же поддерживало китайцев и обеспечило жизнестойкость нации? Сюй Фаньчэн, специалист по китайской и западной философии и культуре, считает, что в основе чрезвычайной исторической стойкости китайцев лежат учения Конфуция, которые поддерживали нацию на протяжении 25 веков.

Не меч, а щит. Би Фэйюй. Сестры

Анонс материала редакторской колонки

Трагические события в истории часто вызывают общепринятый ответ в искусстве. В сознании литераторов Китая Культурная революция – это что-то вроде чумы, которая поразила не столько тело, сколько разум людей. Поэтому и события эти описываются с жесткостью, а их виновники однозначно осуждаются. Что это было? – без конца спрашивают китайские писатели, в том числе и те, кто Культурную революцию застал ребенком или вообще родился после нее. Тем более удивительны те авторы, чей голос осуждает не явно, а приглушенно, и звучит более универсально, а не заперт в пределах локальной истории. 

История акушерки. Мо Янь. Лягушки

Анонс материала редакторской колонки

Современная литература Китая, если судить по тому, что выходит по-русски, не признает ничего, кроме реализма. Однако есть в Китае писатели, которые, сохраняя реалистический метод, тем не менее вводят в него элементы гротеска. Таков Нобелевский лауреат Мо Янь, чьи эксперименты с гротеском мы могли видеть еще в романе «Страна вина», вышедшем по-китайски в 1992 году, а по-русски в 2012 году. В 2009 году Мо Янь выпустил в Китае роман «Лягушки», где снова в реалистическую канву вплетались игры с противоположностями, с живым и неживым, с человеческим и животным. 

Переправа в темноте. Сюн Юйцюнь. Дождь и снег в тридцать девятом

Анонс материала редакторской колонки

Для Японии и Китая японо-китайская война 1937-1945 годов – это уже элемент коллективного бессознательного. Наверное, не было ни одной семьи в этих странах, которых бы не затронула война, формально начавшаяся еще до Второй мировой. И даже десятилетия спустя, литераторы, которые могли слышать о войне только по рассказам других, по-прежнему обращаются к этой теме. Современный китайский писатель Сюн Юйцюн представил публике книгу «Дождь и снег в тридцать девятом», где описал боевые действия, происходившие на востоке Китая в окрестностях местечка Интянь, озера Дунтинху и реки Мило.

Свобода парящей птицы. Гао Синцзянь. Библия одного человека (Gao Xingjian. One Man's Bible)

Анонс материала редакторской колонки

Когда творчество китайского драматурга, прозаика и художника Гао Синцзяня стало известно на Западе, его окрестили «китайским Солженицыным». О русском писателе на Западе, как известно, сложился образ борца, рассказывающего правду. Рассказывают ли книги Гао Синцзяня правду? Очевидно, да, но вот борцом писателя назвать вряд ли получится. Речь даже не о точности терминов или о выборе лагеря, считающего или считающего писателя солдатом-диссидентом, мечтающим сокрушить коммунистический строй. 

Веселые пороки. Лю Чжэньюнь. Дети стадной эпохи

Анонс материала редакторской колонки

Мало кому из современных писателей Китая так повезло с переводами в России как Лю Чжэньюню. Целых пять его книг вышли по-русски, причем за сравнительно короткое время. Пятая книга – это роман «Дети стадной эпохи». С начала 2000-х годов писатель работал в сатирическом направлении, и эта книга не исключение. Подобно тому как «Мобильник» и «Одно слово стоит тысячи» были посвящены низким моральным качествам современных китайцев, так и «Дети стадной эпохи» снова о том же – о коррупции, лжи, поиске выгоды, об отмирании человеческого в человеке.

Смех сквозь слезы. Дун Си. Переломленная судьба

Анонс материала редакторской колонки

Петербургское издательство «Гиперион» продолжает знакомить нас с актуальными писателями Азии. Недавно оно выпустило роман известного китайского автора Дун Си «Переломленная судьба», вышедшего на языке оригинала в 2015 году. Дун Си автор нескольких романов, рассказов и киносценариев, лауреат ряда китайских литературных премий. Он переводился на английский, немецкий, французский, корейский и другие языки. При чтении всего, что из китайской литературы издает «Гиперион», может сложиться впечатление, что вся литература Поднебесной – это чистейший реализм. 

Хороший капиталист. Мао Дунь. Перед рассветом

Анонс материала редакторской колонки

Чего ждать от пролетарского писателя из Китая? Наверное, того же что и от лауреатов Сталинской премии, каких-нибудь будней тружеников завода, обязательных славословий касательно социалистических достижений, восхваления курса, взятого страной, и тех, кто стоит у руля. Выдающийся китайский писатель Мао Дунь, которого иногда называют создателем современной китайской литературы, действительно одно время состоял в Коммунистической партии, а после победы Мао Цзэдуна стал председателем Союза китайских писателей и даже министром культуры.

Девушка с прошлым. Фань Ипин. Гора Тяньдэншань

Анонс материала редакторской колонки

Китайский писатель Фань Ипин родился на юго-западе Китая в горном районе Гуанси-Чжуанского автономного района. Сегодня он занимает должность заместителя председателя Союза писателей Гуанси. В 2002 году он стал автором сценария к самому кассовому фильму страны «Пропавшее оружие». «Гора Тяньдэншань» - шестой роман писателя и первая его публикация на русском языке. Творчество Фань Ипина имеет яркую социальную окраску. Он недоволен некоторыми аспектами жизни в стране и стремится рассказать об этом читателю. 

Трон Дракона. Перл Бак. Императрица

Анонс материала редакторской колонки

Американская писательница Перл Бак существенную часть жизни прожила в Китае. Неудивительно поэтому, что она много писала об этой стране. Она искренне пыталась постичь опыт китайцев, и высокомерие, свойственное многим иностранцам, которые откровенно пытались захватить Китай или, по крайней мере, поработить его экономически, для нее не характерно. Это особенно видно на примере ее позднего романа «Императрица», написанного в 1956 году уже после получения Нобелевской премии.

Страницы

Подписка на Китай