Автор Тема: 2007 Дорис Лессинг - Трава поет  (Прочитано 5765 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

алик_вит

  • Гость
 Странно, что «Трава поет» (1950 г.) так часто называется антирасистским романом. Собственно говоря, эта тема, хотя и присутствует на заднем фоне всего романа, но скорее привнесенная туда читателем, неизбежно ассоциирующим колониальное африканское общество 30-х гг. именно с расовыми проблемами. Лессинг всю первую половину романа интересует скорее разделение между мужчиной и женщиной, невозможность найти общий язык людьми, живущими бок о бок, а не противопоставление белых и черных. Эта часть особенно напоминает «Постороннего» или «Тошноту», хотя, вероятнее всего дело не в прямом влиянии, а в тогдашнем Zeitgeist’e. Персонажи, грубо говоря, просто маются и не знают, куда приткнуться, а говоря литературнее, – «испытывают экзистенциальную тоску». Мери не любит мужа, но выходит за него замуж, потому, что понимает: именно замужества от нее и ждут окружающие (читай, лицемерное, колониальное общество). Муж, в свою очередь, не любит Мери, но романтически влюбляется в ее случайный образ (профиль девушки, сидящей в темном кинозале) и, в итоге, делает ей предложение. Мери любит город, но уезжает на ферму мужа. Он старается быть хорошим фермером, но из года в год терпит крах. Она ненавидит провинциальные лавки для туземцев, в которых ее отец пропивал все деньги, и вынуждена сама стоять за прилавком такой лавки, и т.д. В общем, все хотят, как лучше, а получается как всегда. Да, еще в доме нет потолка, и голову постоянно печет из-за нагревающегося железа кровли. Проблемы с мужем (в том числе и сексуальные) дополняются проблемами с черными слугами: Мери просто не знает, как с ними общаться. В прямом смысле не знает; для нее (дамы городской) они – существа с другой планеты. Незнание преобразуется в агрессию, и этому посвящена вторая часть романа. В итоге, все заканчивается тем, что она проваливается в совершенно лоуренсовские отношения с очередным слугой (этакая темная любовь-ненависть: она бьет его хлыстом, он по утрам помогает ей одеться), и за день до того, как супруги собираются уехать, слуга вроде бы ее убивает. По крайней мере, утром картина наблюдается следующая: Мери лежит мертвая на веранде (собаки лижут ее застывшее лицо), помешавшийся муж бродит в полной прострации по двору, а слуга спокойно сидит в кустах и ждет, когда за ним придут.  А за ним придут, можете не сомневаться. Как сказал Дж. М. Кутзее: «В высшей степени убедительный дебют, хотя и несколько отягощенный романтическими стереотипами …» 
« Последнее редактирование: 13.12.2007, 09:11:47 от Bacek »

 

Яндекс.Метрика