Автор Тема: 1929 Томас Манн - Доктор Фаустус  (Прочитано 19566 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн arinka

  • Библиотекарь
  • **
  • Сообщений: 73
  • Рейтинг: 32
    • Просмотр профиля
-------------------------------------------------------------------------------------------------

-------------------------------------------------------------------------------------------------Томас Манн
Доктор Фаустус
Жизнь немецкого композитора Адриана Леверкюна, рассказанная его другом

Роман "Доктор Фаустус" Томас Манн завершил в 1947 году. Эта дата – тот редкий случай, когда за цифрами стоит нечто большее, чем формальность. Германия сороковых годов - государство с катастрофически обрушившимися огромными надеждами и неупиваемой чашей стыда.

Чисто немецкое произведение Манна – самый естественный отклик на пертурбации мира, виновницей, сообщницей или жертвой которых стала Германия. Сам писатель неоднократно подчёркивает связь романа с шествующей в кирзовых сапогах историей.

Повествователь, доктор философии Серенус Цейтблом, начинает свою книгу в 1943 году, когда героя романа – Адриана Леверкюна уже три года нет в живых, а завершает в 1945-м, когда уже очевидно, что молниеносное завоевание мира Гитлером не только не удалось, но обернулось крахом Третьего Рейха. Апрель, германские города падают один за другим, Мюнхен, в котором живёт Цейтблом, исторический Мюнхен разваливается у него на глазах. "Теперь годится нам только эта песнь, - восклицает повествователь, - только ее одну мы можем петь от души: плач осужденного грешника, леденящий душу плач человека и плач Бога, который, хотя запел его смертный, распространяется все шире, словно охватывая мироздание, и страшнее этого плача не было песни на земле". Этот плач – "Плач Доктора Фаустуса", последнее, великое произведение композитора Адриана Леверкюна – грешника и гения, заключившего сделку с дьяволом.
У Леверкюна, безусловно, есть корни в нашем мире. И Ницше, и Шенберг, и сам Манн... Конечно, очень интересно находить черты тех или иных личностей в герое романа. Но Томас Манн берёт шире. В образ Леверкюна он заключает чаяния Германии – страны поэтов-романтиков, философов и нацистов. Смелая молодая Германия, самоуверенная, полная идей и замыслов... Что случается с ней, почему она обращается в хищника и начинает уничтожать человеческое? Где она теряет Бога, что за силы направляют её на путь разрушения, ведущий к самоуничтожению?.. Германию ведёт гордыня, вера в собственную непобедимость и вызов, брошенный миру и Богу.

Гёте – кумир Томаса Манна в сороковые годы. "Лотта в Веймаре" (1939) и "Доктор Фаустус" – такие разные произведения, но оба без Гёте невозможные. Только вот "Доктор Фаустус" – это иное заклание души, чем было у Гёте. "Не возомните, братья и сестры, - исповедуется Леверкюн в конце своего пути, - будто для обещанья и подписания договора нужны были развилка лесной дороги, и магические круги, и грубые заклятия. Ведь уже святой Фома Аквинский учит нас, что отпадение не имет нужды в словесах, потребных для обращения, и что довольно здесь одного деянья, без торжественных славословий". Человек, однажды сошедший с дороги, будет всегда идти по косвенному пути. Появление Мефистофеля – не начало сделки, но всего лишь развеивание сомнений Фауста в том, что он принадлежит отныне Преисподней. Это уже не столько Мефистофель Гёте, сколько Чёрт Достоевского. Дьявол только переворачивает песочные часы, в которых отныне песчинки убывают медленно, но безостановочно в течение 24 лет. Двадцать четыре года – по количеству ступеней темперированного строя. Такой строй использован Бахом в "Хорошо темперированном клавире". Это всего лишь один пример множества отсылок к музыкальной и литературной классике, из которых буквально сшит роман Манна. Шекспир, Китс, Клопшток, Достоевский, Бетховен, Шенберг – и так далее, очень долго.

Дитя двадцатого века, его воплощение, символ – Адриан Леверкюн, несчастный Фауст, воистину горюющий от своего разума, разумный настолько, что оказывается неспособен к творчеству и вынужден пользоваться услугами Ада, разумный настолько, что всякое милосердие умоет руки.

Несмотря на кажущийся сравнительно небольшой объём, "Доктор Фаустус" чрезвычайно плотен содержательно и изыскан фактурно. Немецкий фольклор, эстетика, теория гармонии, литературоведение, геополитика, психология, теософия и философия – лишь некоторые из "пунктиков" Томаса Манна. Порой эту книгу просто невозможно читать из-за её плотности. Повествование о вымышленном композиторе ведёт его вымышленный друг и земляк – из вымышленного города Кайзерсашерна, временами отдавая слово Леверкюну или занимая читателя байками - вставными новеллами, - вымысел на фоне настоящей мировой истории. Образ автора и образ рассказчика нарочито далеки друг от друга. Серенус Цейтблом – это эпоха, или, Уже, современники, глядящие на Адриана Леверкюна. Девятнадцатый век, уставившийся на разбушевавшийся двадцатый.

Действительно ли прибрал к рукам Леверкюна чёрт или просто художник сошёл с ума – на это нет ответа в тексте. Из двух отношений к жизни художника – назовём их "леверкюновским" и "цейтбломовским" – и складывается "Доктор Фаустус". Роман со всеми приёмами, свойственными модернизму и постмодернизму, между которыми он растянулся. Роман о творчестве, о фаустовской Германии, о человеке и Боге.

Оффлайн И188745

  • Библиотекарь
  • **
  • Сообщений: 34
  • Рейтинг: 4
    • Просмотр профиля
Re: 1929 Томас Манн - Доктор Фаустус
« Ответ #1 : 23.04.2008, 10:59:12 »
Моё субъективное мнение: эта Ваша рецензия – одна из лучших здесь.
Не со всем могу согласиться, но некоторые моменты «Доктора Фаустуса» Вы просто открыли для меня (например, аналогия с «Хорошо темперированным клавиром»).
Цитировать
Адриан Леверкюн, несчастный Фауст, воистину горюющий от своего разума, разумный настолько, что оказывается неспособен к творчеству и вынужден пользоваться услугами Ада, разумный настолько, что всякое милосердие умоет руки
В какой степени Леверкюн был вынужден пользоваться услугами Ада, вопрос спорный. Скорее всего, вовсе не был вынужден. Тут скорее влечение «избалованного первенством интеллекта» плюс заложенное в детстве отцом фаустовское начало и масса других причин в дальнейшем развитии его личности. И самое главное – разве Леверкюн расписался в неспособности творить без помощи Ада? Ведь его «Плач» оказался по сути произведением, где Бог ощутим (по крайней мере, его ощутил там Цейтблом).

Оффлайн arinka

  • Библиотекарь
  • **
  • Сообщений: 73
  • Рейтинг: 32
    • Просмотр профиля
Re: 1929 Томас Манн - Доктор Фаустус
« Ответ #2 : 24.04.2008, 23:48:40 »
Спасибо Вам за внимание к рецензии. Хотя про "Клавир" вовсе не моё открытие, к сожалению. Это информация из Словаря культуры XX века. Плохо, конечно, что нет сносок, но ведь цель-то этого раздела, как я понимаю, в том, чтобы помочь сориентироваться потенциальному читателю... не искушённому.

Касательно взаимоотношения Леверкюна с Адом - это вообще открытый вопрос. Ад необязательно должен быть естественным; достаточно веры человека в то, что он творит чьей-то волей, а не сам по себе. Божественное, что услышал Цейтблом, - это, скорее, такая же попытка "обыграть" ч-рта, как любовь к юноше и к ребёнку; при этом сопряжённая с желанием "отнять" "Девятую симфонию".

 

Яндекс.Метрика