Лауреаты нобелевской премии в области литературы

Литературные форумы => Литература => Тема начата: bibliographer от 12.01.2018, 00:53:26

Название: Непроходящая любовь зарубежных писателей
Отправлено: bibliographer от 12.01.2018, 00:53:26
Давно заметил непроходящую любовь лучших современных зарубежных писателей к русской классической литературе. Она проявилась не только в известной пьесе Тома Стоппарда и "Тёзке" Джумпы Лахири. Почти в каждом ярком произведении упоминаются или цитируются наши гиганты XIX века.
Жалею, что вовремя не начал собирать выдержки из них.
Но лучше поздно, чем никогда. Предлагаю пользователям форума помещать в этой теме всё, что встретится им во время чтения.
В качестве почина привожу отрывок из романа "Фима" Амоса Оза:
"Они поговорили о новейшей литературе Латинской Америки, о магическом реализме, в коем Нина видела продолжение традиций Кафки, а Фима, как назло, склонялся к тому, чтобы определить его как вульгаризацию наследия Сервантеса и Лопе де Веги; ему даже удалось рассердить Нину, сказав, что он отдаст весь этот южноамериканский цирк, с его фейерверками и розовой ватой, залитой густым сахарным сиропом, за одну-единственную страницу Чехова. «Сто лет одиночества» за «Даму с собачкой»".
Название: Re: Непроходящая любовь зарубежных писателей
Отправлено: SiR от 19.03.2018, 10:35:41
В романе «Китайский массаж» китайский писатель Би Фэйюй, описывая телесные недуги одного из слепых массажистов, ссылается на Льва Толстого, который говорил, что тело нужно заставлять служить душе. Сколько в Китае было мудрецов от медицины, однако Би Фэйюй избрал сентенцию русского писателя!
Название: Re: Непроходящая любовь зарубежных писателей
Отправлено: bibliographer от 26.04.2018, 13:09:05
Уже во втором произведении Джулиан Барнс приводит слова Ракитина о любви из пьесы И.С. Тургенева "Месяц в деревне". На сей раз в новом романе "Одна история".
Название: Re: Непроходящая любовь зарубежных писателей
Отправлено: bibliographer от 18.09.2018, 18:21:17
Сара Уотерс. "Дорогие гости":
"...она подошла к самой двери кухоньки и тогда увидела вытисненное золотом название "Анна Каренина".
- О! - воскликнула Фрэнсис, приятно удивлённая, и шагнула вперёд. Лилиана не сводила с неё глаз.
- Вы читали эту книгу?
- Это одна из моих любимых".
Название: Re: Непроходящая любовь зарубежных писателей
Отправлено: bibliographer от 29.11.2018, 21:06:25
"Золотые Ворота" Викрама Сета уникальный случай, когда эту тему иллюстрирует не цитата, а всё произведение в целом!
Название: Re: Непроходящая любовь зарубежных писателей
Отправлено: SiR от 30.11.2018, 11:17:15
В романе японского автора Симадзаки Тосона «Семья» молодой писатель Санкити жалуется на утомление от долгого писательского труда. Он вспоминает одного русского писателя, который тоже утомлялся, отдавая себя работе, вынуждая супругу готовить ему каждый день простоквашу, очевидно, для снятия усталости. Вопрос: кто этот писатель?
Название: Re: Непроходящая любовь зарубежных писателей
Отправлено: bibliographer от 30.11.2018, 22:59:09
Сегодняшнее выступление на non/fictioN20 Авраам Иегошуа начал так: "Израильская литература зиждется на литературе русской". Перечисляя повлиявших на неё наших классиков XIX века, добавил к ним и Бабеля. "В моих романах всегда два пути: личный и общественный, - продолжил он, - и они всегда пересекаются. Это русский стиль". Затем писатель сравнил "Госпожу Бовари" и "Анну Каренину". Оба произведения, по его мнению, великие, но у Флобера нет второго пути, а у Толстого есть.
Название: Re: Непроходящая любовь зарубежных писателей
Отправлено: bibliographer от 10.01.2019, 02:21:30
Пол Остер в новом романе "4 3 2 1" перечисляет произведения классиков английской, французской, американской литературы, прочитанные его героиней во время вынужденного пребывания на полупостельном режиме, а потом пишет: "...из всех писателей, кого она для себя открыла в заточении, больше всего сообщил ей именно Толстой... поэтому прошагала она через почти всё написанное Толстым".
Название: Re: Непроходящая любовь зарубежных писателей
Отправлено: bibliographer от 14.01.2019, 13:59:36
Там же, описывая впечатления главного героя (своего alter ego) от произведений русских классиков XIX века, Остер отмечает: "Достоевский научил его, что выдуманные истории могут зайти гораздо дальше простого наслаждения и развлечения, они могут вывернуть тебя наизнанку и сорвать тебе макушку, они могут тебя ошпарить и заморозить, раздеть тебя донага и вышвырнуть на рвущие ветра Вселенной".
Название: Re: Непроходящая любовь зарубежных писателей
Отправлено: bibliographer от 14.01.2019, 17:22:05
Позднее на вопрос, кто оказал на него наибольшее воздействие, в числе первых пяти (наряду с американцем Торо, англичанином Свифтом и немцем Клейстом) он назовёт двоих русских писателей: Достоевского и Бабеля (которого он считал "автором рассказов номер один в целом свете").
Название: Re: Непроходящая любовь зарубежных писателей
Отправлено: bibliographer от 06.05.2019, 19:02:41
Давид Гроссман: "Не могу не сказать о том колоссальном влиянии, которое оказала на меня русская литература. Особенно мне хочется выделить Николая Гоголя.  Его "Шинель", "Нос", другие петербургские рассказы и, конечно, "Мёртвые души", которые я читал пять раз" (Д. Гроссман. Как-то лошадь входит в бар. М., Эксмо, 2019, с. 303).
Название: Re: Непроходящая любовь зарубежных писателей
Отправлено: SiR от 02.04.2020, 08:28:42
В романе "Библия одинокого человека" Гао Синцзяня главный герой, альтер-эго автора, вспоминает, как в юности слушал произведение Владимира Короленко о том, как мать отказалась принимать в деревне сына, дезертировавшего из армии. Он говорит, что это произведение его глубоко тронуло.
Название: Re: Непроходящая любовь зарубежных писателей
Отправлено: bibliographer от 01.06.2020, 02:54:06
Отмеченному Букеровской премией роману Этвуд "Заветы" предпослан эпиграф из "Жизни и судьбы" Василия Гроссмана (наряду с двумя другими).
Название: Re: Непроходящая любовь зарубежных писателей
Отправлено: bibliographer от 28.08.2020, 01:36:14
Читаю ни разу не переиздававшийся с позапрошлого века роман Захера-Мазоха "Идеалы нашего времени" (1876). Один персонаж утверждает, что народы заимствуют культуру, а затем "честно расплачиваются со своими заимодавцами". Дальше следует такое утверждение: "...русские начинают отплачивать нам Пушкиным, Лермонтовым, Гоголем и Тургеневым". Там же через три страницы: "И если какой-нибудь писатель дерзнёт выставить наши действия и отношения, не прикрывая их лицемерным покровом тлетворного идеализма, но с такой же верностью и правдой, с какой Гоголь, Тургенев и Писемский показали нам Россию... мы поднимаем адский шум и кричим о его непристойности и безнравственности".
Ещё выдержки из этого романа:
"Николай Гоголь, этот русский Гомер в прозе...";
"Тот, кто может исходить всю страну с верной собакой и с ружьём на плече, нынче прислушаться в шинке к состязанию сельских певцов, завтра посетить господский дом, а там уединённую мельницу или крестьянскую хижину, тот, конечно, в состоянии изобразить в своём дневнике картины действительной жизни и живую красоту природы и может приобрести европейскую известность, написав не более как "Записки охотника".
Название: Re: Непроходящая любовь зарубежных писателей
Отправлено: SiR от 07.11.2020, 08:22:16
Японский писатель Кейичиро Хирано в 2018 году получил престижную японскую премию Ёмиури за роман "Мужчина". По-русски он не издавался, но доступен в английском переводе. Его герой, потомок корейцев, которые три поколения назад прибыли в Японию во время войны (вероятно, насильственно), а ныне натурализованный японский гражданин, размышляет о судьбе своей социальной группы в Японии. Таких потомков корейцев называют "зайничи". Герой не может определиться в своих чувствах к этим "зайничи" и вспоминает размышления Константина Левина из "Анны Карениной", где тот тоже колебался в своем отношении к крестьянам и народу. Левин и любил, и не любил крестьян и народ, и не любить полностью не мог, потому что сам был частью народа.
Название: Re: Непроходящая любовь зарубежных писателей
Отправлено: bibliographer от 29.01.2021, 23:21:39
В автобиографической книге Канетти "С факелом в голове" есть замечательные строки о Бабеле, об общении автора с ним в Берлине. Всего здесь не пересказать: нужно это читать.
И там же, говоря о работе над романом "Ослепление", Канетти пишет: "В тот год, когда я был ещё в поиске, моим учителем стал Гоголь, которым я безмерно восхищался. Я научился у него свободе вымысла..."
Название: Re: Непроходящая любовь зарубежных писателей
Отправлено: SiR от 31.01.2021, 07:50:08
Не совсем по теме, но все равно любопытно. В экранизации романа Кнута Гамсуна "Голод" (1966, реж. Хеннинг Карлсен) в редакции, куда приходит главный герой с рукописью, висит портрет Достоевского.
Название: Re: Непроходящая любовь зарубежных писателей
Отправлено: bibliographer от 05.10.2021, 21:07:19
«Русский — самый великолепный литературный язык мира» (Ёко Тавада. Мемуары белого медведя).
Название: Re: Непроходящая любовь зарубежных писателей
Отправлено: bibliographer от 11.10.2021, 00:57:07
Читаю Gravel Heart и постоянно встречаю упоминание Чехова. А вот как Абдулразак Гурна устами своего лирического героя описывает визит в театр:

"Within the first few minutes I was lost in the play, mesmerised by the pathos of the dialogue and the beautiful staging and lighting. Vanessa Redgrave played Lyubov Andreyevna Ranevskaya and Corin Redgrave was her chatterbox brother Gayev. Brother and sister playing brother and sister, a publicist’s cliché, but they were brilliant. When out of nowhere Lyubov Andreyevna declared her anguish: If only this burden could be taken from me, if only I could forget my past, I felt my eyes stinging with distress for the middle-aged mother mourning her child. It seemed that human sorrow was always based on regret and pain in the past, and that neither time nor location nor history made much difference. And when later she told the story of her betrayal of her husband and the failure of her love, I wept for her. At the end of the play, as Lopakhin’s crew were cutting down the orchard, I knew that the thud of the axes into the cherry trees would always stay with me, as if the blows were a violence on my own body. Three hours went past quickly, and by the end I was on my feet, joining everyone else in enthusiastic applause".