Приветствуем вас в клубе любителей качественной серьезной литературы. Мы собираем информацию по Нобелевским лауреатам, обсуждаем достойных писателей, следим за новинками, пишем рецензии и отзывы.

Ю. Безрук. Роман Перл Бак "Земля" в контексте общественно-политических проблем США начала 1930-х годов

PDFPDF

Параметры статьи

Относится к лауреату: 
В 1931 году, в разгар “великой депрессии” появился роман, которому суждено было стать одной из самых знаменитых книг в истории американской литературы. Роман назывался просто, незамысловато: “Земля” (в буквальном переводе “Добрая земля”), а имя его автора, Перл Бак, было совершенно незнакомо. Но именно с этой книги оно стало всемирно знаменитым; пройдет семь лет, и к нему  уже будет присоединено самое почетное для писателя звание лауреата Нобелевской премии.
 
До сих пор Перл Бак (1892-1973) остается одним из самых читаемых и широко переводимых в мире авторов. Не ослабевающий интерес к творчеству писательницы не случаен: ее романы весьма необычны по содержанию - американская писательница рассказывает о жизни в Китае. Можно лишь посетовать на то, что будучи популярна у нас в стране в 30-е годы, когда были переведены лучшие ее романы, обсуждавшиеся советской критикой, Перл Бак в дальнейшем оказалась в своеобразной “зоне умолчания”. Ее книги не переводились, критики и литературоведы практически не обращались к ее наследию (исключение составляют лишь несколько статей Б.А.Гиленсона, появившиеся в 1990-е годы)1.
 
Автор романа “Земля” была человеком необычной судьбы. Перл Бак (в девичестве Сайденстрикер) родилась в Америке, но в возрасте 4-х месяцев  родители-миссионеры  увезли ее в  Китай.  Там прошли ее детство и юность, там же она начала свою творческую деятельность. С ранних лет Перл овладела китайским языком, достаточно органично впитала в себя некоторые особенности китайской художественной культуры, а ее родители прививали ей любовь к далекой родине. После школы Перл Бак закончила Рандольф-Мансонский женский колледж в США, но по семейным обстоятельствам вернулась в Китай. Начало интенсивной публицистической деятельности писательницы падает на середину 20-х годов. Перл Бак дебютирует серией статей в различных журналах в Китае, печатает короткие рассказы;  одновременно у нее складывается замысел первого романа “Восточный ветер - Западный ветер”, посвященного жизни в Китае.
 
Публикация второго романа Перл Бак “Земля”, ставшего ее самым значительным вкладом в литературу США, почти совпала с сорокалетием писательницы. В романе не было ничего внешне сенсационного, все казалось тривиальным: это было размеренное, неторопливое повествование, обнимавшее большой временной отрезок в жизни обычной китайской крестьянской семьи. И тем не менее роман стал бестселлером. Он был переведен более чем на тридцать языков, не считая “пиратских” изданий. В Соединенных Штатах “Земле” уже в 1932 г была присуждена престижная Пулитцеровская премия (раньше, чем Хемингуэю и Фолкнеру); в 1935 году Перл Бак была удостоена Серебряной медали Хоуэллса; в 1936 году избрана членом Национального института литературы и искусства. Сюжет романа инсценировали, он был экранизирован.
 
“Земля”, стремительно завоевавшая читательские симпатии во всем мире, - это своеобразная крестьянская сага. В центре ее два точных, психологически многосторонне выписанных характера: крестьянин Ван Лун и его жена О-Лан. Возвышение трудолюбивого и неутомимого в работе Ван Луна, с которым бок о бок трудится О-Лан, контрастирует с упадком семьи Хуанов, некогда зажиточных землевладельцев, промотавших в безделье и роскоши свое состояние. Для Ван Луна земля составляет, прежде всего, смысл и цель существования. Повествование, простое, безыскусное, строится как цепь эпизодов и сцен: упорный труд в поле, эпидемии и наводнения, голод, попытки найти работу в Южном городе, рождение детей Ван Луна, старение и смерть О-Лан, появление в доме хозяина наложниц Лотоса и Цветка Груши. Лишенный интригующих коллизий, роман пленял правдой и безукоризненной точностью деталей во всем, что касалось земледельческих работ, специфических церемоний и традиций китайского крестьянства.
 
Приступая к работе над романом, Перл Бак исходила из того, что она описывала жизненную историю, глубоко типичную  для Китая. Позже, однако, ей стало ясно, что эти люди, эти характеры, созданные ее пером, больше, чем просто китайцы; они словно “репрезентировали” крестьянство всего мира. Универсальный, общечеловеческий смысл был заключен в их борьбе с невзгодами, в чаяниях, радостях и потерях, выпадающих на долю героев.
 
Эта особенность не осталась не замеченной как читателями романа, так и, конечно, критиками. Многие отмечали, что события, отраженные в романе Перл Бак, выражают “опыт общечеловеческого существования” и представляют универсальную формулу человеческих отношений с незапамятных времен. Именно эта общность “с жизнью каждого из нас вызывает признательность в умах и сердцах читателей”2. “Это одна из немногих  книг, герои которой так человечны, так близки и понятны мне, так похожи на людей, окружающих меня”3. Эти отзывы показывают, что Перл Бак обладает удивительной способностью говорить об общечеловеческих проблемах тогда, когда речь идет о народе, с которым европейцы и американцы почти не знакомы. Или не были знакомы, пока не прочитали книги Перл Бак, потому что, как говорил критик Джейсон Линдсей, “за очень короткое время половина населения земного шара прониклась пониманием психологии китайцев”4. Продолжая мысль Линдсея, авторитетный американский критик Карл Ван Дорен пишет, что “в Соединенных Штатах, благодаря “Земле” люди узнали китайцев так же хорошо, как своих соседей”. По его мнению, Перл Бак “добавила к Америке одну из самых больших провинций”5. Подтверждением справедливости этих слов может служить отзыв Митчела Кеннерли: “Произведение гения ... Я прочел эту книгу на одном дыхании. ... С первых же страниц я забыл, что читаю о китайцах. Было такое ощущение, будто я всю жизнь прожил с этими людьми, отличающимися от нас только названием страны и манерой одеваться”6.
 
Секрет необычайного успеха книги, на наш взгляд, заключается, прежде всего, в том, что Перл Бак демонстрирует глубокое понимание психологии, образа жизни, привычек и традиций тех людей, о которых пишет. В начале 20-х годов она жила в Северном Китае, где ее муж, Джон Лоссинг Бак занимался агротехникой. Аграрные проблемы, быт и заботы крестьянства были ей хорошо знакомы. Перл Бак проводит главного героя Ван Луна сквозь полный цикл типичных для земледельца ситуаций: женитьба, рождение детей, смерть, покупка земли, труд, наводнение, разбойники, война, постепенное обогащение, отношения с женщинами  и родственниками и даже участие в бунте. Весь этот цикл развертывается неторопливо, а своеобразным рефреном к нему становится библейское: “Земля еси, в землю отыдеши”. Все эти события, в психологическом ракурсе, были слишком хорошо знакомы американцам, пережившим страшные времена кризиса 1929-1933 гг. И хотя речь в романе шла о китайцах, но безусловно что чувство голода, лишения, а порой и безысходность были созвучны читателям в любой части земного шара.
 
“Земля”, близкая к жанровой разновидности “романа-реки”, знакомит нас с несколькими поколениями семьи Ван Луна. Писательница очень конкретно показывает, каким образом главный герой достигает богатства, главной цели своей жизни. Циклическое движение, сконцентрированное на росте семьи Ван Луна, контрастирует с падением дома Хуанов. В начале романа Ван Лун, придя в дом Хуанов за невестой, буквально подавлен красотой и величием их богатого дома. Но проходит время, и он сам в состоянии выкупить их недвижимость, так как хозяйство Хуанов окончательно разорено. И этот контраст возвышения и падения подчеркивает неумолимое, волнообразное течение жизни. Изображением подобных полярных процессов роман вселял надежду в души многих читателей-американцев. Он напоминал, что не всегда жизнь будет исполнена тягот, что когда-то и “на их улице будет праздник”.
 
Для Ван Луна смысл его бытия воплощен в земле. Всю жизнь он стремился только к одному - расширить свой надел, приобрести побольше земли. На фоне этого упорного продвижения к цели происходят самые обыкновеннные вещи, о которых Перл Бак пишет с неподдельным мастерством. Читатель пленяется описанием новогодних обычаев, брачных церемоний, ритуалов погребения, приготовления пищи и обработки земли.
 
Коллизия романа “Земля” проста. В основе - хронологический принцип повествования, где все происходит с довольно постоянной скоростью. В своем романе Перл Бак удалось передать этот плавный, тягучий ритм жизни, характерный для Китая и его крестьянства, для страны, где время “измеряется тысячелетиями”.
 
В то же время медленное течение повествования было созвучно душевному состоянию многих американцев, совсем недавно переживших первую мировую войну, панику 1929 года, потрясения “великой депрессии”. Все эти события вызывали тяготение к стабильности. Спокойное повествование романа оказалось созвучным желаниям  и чаяниям читателей.
 
В “Земле” большое внимание уделяется семье как ячейке общества. И центральным, стержневым является анализ судьбы этой семьи.  По-настоящему самостоятельная жизнь китайского крестьянина начинается с того момента, когда он приводит в дом жену, и не случайно роман начинается со свадьбы Ван Луна. Здесь, пожалуй, уместно подчеркнуть влияние на стиль писательницы богословской литературы и проповедей ее родителей-миссионеров, которые она слышала в детстве довольно часто. Укажем и на притчевую стилевую манеру лучших романов Перл Бак. В их композиции, сюжете, системе образов прослеживается использование структурных принципов притчи. Это и локальность изображаемых событий, “местный колорит”, который тем не менее, подразумевает и общезначимость, и универсальность выводов, и те нравственно-этические установки, которые, очевидно, отстаивает автор романа. Особенно четко прослеживается в романе одна из основных идей - идея “Божественного домостроительства”. Семья - всему начало. И это тоже нашло живейший отклик в душах людей, видевших в этом романе созвучность своим душевным чаяниям.
 
Для многих читателей роман “Земля” соотносился с теми событиями, которые происходили тогда в Америке. В декабре 1931 г был организован национальный голодный поход безработных в Вашингтон. Бегство китайских крестьян Севера в Южный город не было организованным,  но они тоже бежали от голода. К марту 1933 года сотни тысяч людей в Америке лишились жилищ, так как  были не в состоянии платить за них. На окраинах многих промышленных центров безработные и их семьи обосновывались в лагерях, скорее всего мало отличавшихся от шалашей беженцев, прилепившихся к стене в Южном городе, описанных Перл Бак в своем произведении. В то же время в США происходило массовое разорение трудящихся фермеров, которые были вынуждены становиться сельскохозяйственными рабочими или уходить в город, где тоже было трудно устроиться. Как похожа эта ситуация на случай с Чином из романа, который был вынужден наняться в работники к Ван Луну, купившему его землю !
 
Душевное состояние крестьянина, бедствующего в результате засухи или наводений, переживающего голод и безработицу, было очень понятно и близко американцам, прошедшим через подобные испытания в стране, ввергнутой после, казалось бы, радужного “просперити” в тяжелую депрессию.
 
Однако Перл Бак привлекла внимание читателей не только описанием бед и лишений, выпадающих на долю простого крестьянина. Американцам импонировало, кроме всего прочего, скорее всего, то, как кропотливым трудом, заботливо и бережно расширял Ван Лун свое хозяйство, как сумел, наконец, стать одним из самых уважаемых людей в городе. Пафос труда, очень конкретно описанного, предприимчивости, деловитости - все это отвечало особенностям американского менталитета.
 
 О влиянии романа Перл Бак на психологию американца точнее всего можно сказать словами эпиграфа к роману. Это фрагмент из романа “По направлению к Свану” Марселя Пруста. В эпиграфе говорится о том, какое впечатление произвела соната Винтеула на Свана. Его поразили любовь, правдивость и глубокая человечность, заключенные в этом произведении. Далее высказана важная мысль: музыкант, оказывается, отказался вложить в исполнение свои личные чувства и переживания. С помощью музыки он познал истину, заложенную в жизни, и не решился разрушить гармонию, внося в произведение свои личные ощущения. В  этом эпиграфе иносказательным образом выражена одна из коренных идей эстетики Перл Бак, ее приверженность принципу обьективности. Думается, что этот отказ от назидательности, от указующего авторского перста тоже импонировал читателям романа.
 
Перл Бак любила повторять, что ничего не придумывает, просто дает картинам жизни точное словесное выражение. На это обстоятельство указал известный американский критик Уильям Фелпс: “Если бы автор книги был неизвестен читателям, они ни за что не догадались бы, кто написал роман - мужчина или женщина, радикал или консерватор, верующий или атеист”7.  Роман настолько обьективен, что кажется, словно он существует сам по себе, независимо от авторской воли. Это как раз та обьективность, которую стремились запечатлеть в своих произведениях многие писатели-натуралисты; не случайно некоторые литературоведы называют романы Перл Бак натуралистическими. Но это не совсем точно. Характеры в произведениях писателей натуралистов чаще всего жестко детерминированы наследственностью и средой, а социально-экономические условия господствуют над человеком, в сущности, беспомощным. В “Земле”, напротив, решающее слово остается за свободной волей. Этой книгой Перл Бак утверждала один из своих коренных принципов, о котором она свидетельствует в своей автобиографии. Она очень рано убедилась, что горе и страдания всегда можно преодолеть, если в человеке есть желание добиться этого. Подобная уверенность помогала и самой писательнице на протяжении всей ее жизни. Думается, что в своей основе романы Перл Бак - произведения реалистические, хотя подробное рассмотрение ее метода выходит за рамки настоящей работы.
 
Помимо описания вечного цикла рождения и смерти, роста и упадка семейных кланов, роман несет в себе другую важную внутреннюю тему. Он убеждает читателя, что прилежным настойчивым трудом можно достичь благополучия, в то время как излишества, праздность способны отравить и подорвать “духовную сущность жизни”. Вот почему “Земля”  является также непревзойденным образцом “веры старой Америки в кропотливый труд, бережливость, постоянную предприимчивость и связь с землей”8.
 
Эта тема звучит в романе постоянным рефреном, и здесь слышится, на наш взгляд, пусть скрытый, но авторский голос: “В течение всей жизни  старого господина и его отца дом Хуанов падал и падал. ...У них  порвалась связь с землей, и - участок за участком - земля начала уходить  у них из рук”9. Это слова о падении дома Хуанов. А вот как заканчивается роман: “Конец семье, если она начнет продавать землю, - сказал Ван Лун, задыхаясь. - От земли мы ведем начало, и в землю должны лечь. И если вы удержите землю, то будете жить...”10. Но хотя эта мысль настойчиво повторяется в романе, “Земля”, как уже говорилось, чужда дидактической занятости. “Она лишь венчает собой вечное движение Жизни”11. Читатель постоянно возвращается к основному тезису романистки: такова жизнь - таковы люди.
 
Жизненные успехи и неудачи, страсти и привязанности, вершины достижений и разрушительная стихия неудач, неумолимое движение и изменение, иначе говоря, великое приключение, именуемое жизнью, - таковы вехи человеческого существования, запечатленные в повествовании. Моральные сентенции раскрываются не как навязанные автором, а через психологию героев, через их отношение к основным этическим категориям Добра и Зла. Роман дидактичен лишь постольку, поскольку ненавязчиво напоминает об уроках, преподносимых самой жизнью. Наблюдая за течением жизненных событий в романе, вдумываясь в их глубинный смысл, мы не только глубже познаем себя, но и само бытие ощущаем полнее и всестороннее. Общечеловеческие ценности, заключенные в романе, - это одна из основных причин, обьясняющих, по словам Генри Кенби, почему “Земля” “наряду с другими значительными произведениями принадлежит к классике мировой литературы нашего времени”12.
 
 
 
ПРИМЕЧАНИЕ
 
1. См.: Гиленсон Б.А. Китайские годы Перл Бак - Проблемы Дальнего Востока, 1993, № 3;  его же. Перл Бак. В сб.: Американский характер. Импульсы реформаторства. М., 1995.
 
2. Donalds Adam J.“ The  Shape of Books to Come. N.Y., 1953. P.125.
 
3. Lewis Gannett, “Books and Things”, New York Herald Tribune. 1936, August 5. P.9.
 
4. Джейсон Линдсей. “Лекция о нобелевских лауреатах”, 1964-1966, в кн.: Harris Theodore F., Pearl S. Buck. A Biography. N.Y., 1969. P.250.
 
5. Doren Carl  Van The American Novel 1789-1939. N.Y., 1940. P.353.
 
6. Mitchell Kennerly “The Optimistic World of Miss Buck”, New York Times. 1932, May 25.  Sept. 7. P.4
 
7. Phelps, William Lyon, Autobiography With Letters. N.Y., 1939. P.912.
 
8. Hart Games D. The Popular Book. N.Y., 1950. P.253.
 
9. Бак Перл С. Земля. М., 1934. С.120.
 
10. Там же. С.266.
 
11. Doyle Paul A. Pearl S. Buck. N.Y. 1985. P. 45.
 
12. Henry Seidel Canby. “The Good Earth”. Pearl Buck and Nobel Prise”. Saturday Rewiew of  Literature. 1938. November, 19. P.8.